Ностальгнул немножко и положил обратно

5 мая 2012
Юлия Щеткова, «Новая Сибирь»

Театр «Глобус» вновь решил погрустить о совковом быте и высоких советских взаимоотношениях.

В новосибирском молодежном театре «Глобус» состоялась премьера спектакля «Почти смешная история» по произведению Эмиля Брагинского. К камерным условиям малой сцены позабытый киносценарий советских времен приспособил режиссер петербургской выучки Тимур Насиров. Сценографическое оформление спектакля осуществил постоянный соавтор постановщика — художник Никита Сазонов. Стараниями трех поколений глобусовской труппы получился пародийно-сентиментальный back in the USSR, в комичных кунштюках которого скрывается скудная на драматические изыски мелодрама о запоздалой и негаданной любви.

О том, что «Почти смешная история» не пьеса, а киносценарий, сегодня в Новосибирске знают все. Самые старательные рецензенты глобусовской премьеры на радостях пересмотрели единственную экранизацию 1977 года, воздали хвалы режиссеру фильма Петру Фоменко, а заодно и автору сценария Эмилю Брагинскому, и принялись торжественно проводить параллели. Если же забыть о регалиях и заслуженном статусе создателей справедливо затерянного в недрах советской кинотеки фильма, то по факту останется слабый на драматические коллизии, внятные характеры и энергетичность, стилистически и идейно прочно привязанный к советским 1970-м текст. Впрочем, не лишенный приятных афористичных выпадов и лакомых сегодняшнему глазу деталей утраченного совкового быта. По всей видимости, именно факт непроходящей зрительской ностальгии по минувшим временам и заставил театр нацелить режиссера Насирова на отнюдь не самый удачный опус Брагинского. И, возможно, именно поэтому Тимур Станиславович создал спектакль, заведомо беспроигрышно попадающий в целевую аудиторию. Для дам в возрастной поре «40–50 плюс» глобусовская «Почти смешная история» стала воистину бальзамом на душу, доступно и наглядно реанимирующим милые сердцу потайные ходы советской сферы услуг и его небожителей, типовые удобства и стандартную экипировку — от синтетических париков, транзисторов и рабочих халатов до вытянутых на коленях треников, отвисших усов и невероятно модной джинсы небесной лазури etс. 

Тем же, кто силу возраста или иных причин находится за пределами камерного спектакля, «Почти смешная история» показалась не столь впечатляющим и оригинальным театральным действом, хотя и актерски, и режиссерски выполненным вполне профессионально и честно. Итак. Малая сцена «Глобуса» полна шкафов, которые легким движением режиссерской руки превращаются в любые здания-учреждения, помещения, входы и выходы. То вмещают недра советской гостиницы, то оборачиваются типовой жилищной застройкой, то пролетают вдоль перрона зеленым пассажирским вагоном электропоезда. Для уточнения места дислокации лишь добавляется пара-тройка скупых деталей — стол, стул, чемодан, тумба. Все узнаваемо и до боли знакомо, хотя и не несет на себе особой художественной нагрузки. Исключительно антуражу для.

Главные герои — инженер-вдовец Мешков (Денис Малютин) и взбалмошная чертежница Илария (Наталья Тищенко) случайно сталкиваются на вокзале далекого провинциального городка, куда оба прибывают по делу. Он — следить за строительством очередного объекта. Она — обеспечивать бытовым комфортом творческий вояж сестры-художницы (Елена Гофф). Мимолетное знакомство волею командировочных судеб продолжается в тесной квадратуре гостиницы, перерастает в навязчивые встречи и завершается трепетной влюбленностью со стороны героини.

Сконфуженный столь внезапно свалившимся на него ворохом любовных проблем герой возвращается домой и, к своему величайшему удивлению, не может забыть свою случайную знакомую. Ответить влюбленной девушке и хочется, и колется: здесь тебе и привычный холостяцкий уклад, и непростой характер, и лишенный права на романтику возраст, и известная мужская нерешительность. Благо женщины в Советском Союзе умели все что угодно — и останавливать поезда, и поворачивать реки вспять, и пробиваться к сердцу любимого мужчины, и обеспечивать историям счастливый конец.

Разыгрывается нехитрый сюжет в духе милейшей театральной клоунады, пользовавшейся огромной популярностью у кино- и театральных интерпретаторов советских сатирических миниатюр Аверченко, Зощенко, Тэффи и иже с ними. Прием распространенный, если не сказать заштампованный, и неназойливо увеселительный, рассчитанный на подчеркивание эпохи с одной стороны и ее комическую утрировку с другой. «Почти смешная история» в этом разрезе предстает в меру забавным набором зарисовок из типичной жизни типичных советских граждан и одновременно сознательной игрой в старый театр и любимое советское кино. Небогатую на события канву киносценария режиссер спектакля раскрашивает коллективными сценами-эпизодами — «В гостинице», «В столовой», «На стадионе», «В мастерской», «В поезде», «В вагоне-ресторане». Занятые в спектакле артисты активно поддерживают игровую структуру, выводя на сцену множество знакомых совковых персонажей: хамоватых уборщиц, томных официанток, нахальных администраторов, бесцеремонных пижонов. Галерея советских типов бесконечно кружит перед глазами, методично и равномерно выбрасывая на зрителей то иронические, то сентиментальные импульсы, и повторяет свое движение до тех пор, пока история поиска счастья главными героями окончательно не исчерпает себя. Между тем выясняется, что написанного Брагинским текста хватает лишь на полтора полноценных акта (второй акт хотя формально и существует, производит впечатление незаконченной, недопридуманной и неотработанной вещи), и местами он до невозможного режет ухо своими нелепицами. Что выбранный режиссером Насировым прием набивает оскомину уже в середине представления. Что «Почти смешная история» оказывается еще и почти скучной. Что остро не хватает связи с сегодняшним днем. А значит, пролистал альбомчик, ностальгнул немножко и положил обратно, подальше, на антресоли.