Денис Малютин. Режиссерская версия

13 октября 2016
Лилия Вишневская, «Бумеранг»

6 октября на малой сцене театра «Глобус» состоялась первая премьера 87-го театрального сезона — комедия «Дуэт The Sunshine boys». Спектакль по самой известной пьесе американского драматурга Нила Саймона поставил Денис Малютин. Пьеса задумана драматургом как бенефис двух актеров, на остроумном словесном поединке которых и держится сюжетный каркас. Главные роли в спектакле исполняют ярчайшие представители старшего поколения труппы театра «Глобус» — заслуженные артисты России Евгений Важенин и Александр Варавин.

Спустя три дня после премьерного показа в гостевой комнате театра прошла творческая встреча Дениса Малютина со зрителями. Общение вышло приятным и комфортным, вспоминали о прошлом и говорили о будущем... Сегодня Денис работает со многими театрами Сибири, и его нынешний творческий сезон полностью расписан. Режиссер рассказал, что буквально завтра он вылетает в Минусинск, где в местном драматическом театре будет работать над постановкой «За двумя зайцами». «Замечательная пьеса, я ее обожаю», — восклицает он, как только речь заходит об этом произведении.

О том, как любимый многими новосибирцами артист сменил профессию, как удается решать проблему взаимоотношений режиссера с актерами, а тем более именитыми, о творческих планах и мечтах вы узнаете от самого Дениса Малютина.

Режиссерские кнуты и пряники

 Денис, у вас очень богатая актерская копилка. В какой момент пришло решение — попробовать себя в режиссерском амплуа?

 Это произошло спонтанно. Я работал в антрепризных проектах в Новосибирске, а поскольку там не было никакой серьезной режиссуры, нам, артистам, самим приходилось сочинять спектакли, самостоятельно работать и над пьесой, и над ролью. И однажды коллеги предложили, а почему бы тебе не поехать в Москву и не поступить на режиссерский факультет. Поговорил с супругой: это был серьезный шаг для меня — уехать от семьи в Москву. Но вместе мы справились. Так что решение вполне осознанное. У меня были замечательные учителя: Сергей Иванович Яшин, Юрий Любимов... А дипломной работой стал спектакль «Маскарад» Лермонтова. Мы с ним участвовали в фестивале «Золотой Витязь» в Москве, где я получил диплом за лучшую режиссуру. Но даже еще работая актером в антрепризе, я понимал, что режиссурой надо заниматься!

 А поступать в театральный тоже спонтанное решение или это мечта детства?

 Никакой такой мечты не было. Сначала я вообще поступил в радиотехникум — хотел научиться чинить музыкальную аппаратуру. Я ведь очень серьезно занимался музыкой, у нас даже была своя собственная трек-команда, возникшая на волне моды конца 90-х. Не сложилось. Со второго курса меня отчислили за неуспеваемость. И порекомендовали колледж культуры и искусств. Я поступил на режиссуру народных театров, проучился два курса, ушел в армию, а вернувшись, поступил в Новосибирское театральное училище. На мой дипломный спектакль приехали представители Красноярского ТЮЗа. Я им чем-то приглянулся, и меня пригласили в театр. Ну а потом позвали в «Глобус». Наш курс судьба разбросала по всей стране — Семипалатинск, Новокузнецк, Барнаул... Мой однокурсник, Игорь Селезнев, сейчас служит директором Уссурийского драматического театра, где я последние два года проработал главным режиссером...

 Ну а на сцене мы вас еще увидим?

 Не знаю, честно! Я так скажу: артисту очень важно быть в тренаже, в том особом внутреннем состоянии, когда ты готов выходить на площадку. Поскольку прошло три года, как я ушел из актерской профессии, я уже немного побаиваюсь сцены (смеется). И это меня останавливает. Сейчас я серьезно занимаюсь режиссурой — это для меня актуально и важно. Хотя многие режиссеры умудряются совмещать два амплуа: Рязанов, Михалков, Бондарчук... Но на данный момент я не планирую выходить на сцену.

—А всё же хочется иногда тряхнуть стариной?

 Это знаете, как проявляется? В процессе репетиции. Когда тебя артист не понимает, ты выскакиваешь и начинаешь играть за него. Работаешь методом показа. Что есть неправильно для режиссера. Так что мою актерскую органику не задушишь, не убьешь (смеется).

 Каков ваш режиссерский стиль? Чем предпочитаете оперировать — кнутом или пряником?

 Я могу быть мягким, но могу быть и очень жестким. Незаметно? Ну слава Богу! За два года работы режиссером я понял, что артист может так сесть на шею, что ой-ёй-ёй... Я и сам так делал, будучи артистом. Поэтому стараюсь не давать слабины. Но режиссерские «косяки» еще имеются. Главное, чтобы зрители увидели все преимущества моей работы, а с недочетами я разберусь сам (смеется).

 Последний спектакль — «Дуэт The Sunshine Boys», прошел на малой сцене. А в каком пространстве вам комфортнее работается?

 Я безумно люблю малую сцену. Благодаря ей я почувствовал уверенность в себе как артист. Но я прекрасно знаю и большую сцену «Глобуса». 14 лет работы в театре позволили досконально изучить все нюансы работы на этих площадках: разница между ними колоссальная! Когда у тебя в работе большое пространство, приходится и как артисту, и как режиссеру формулировать всё более ярко. А малая сцена предполагает некую интимность между зрителем и сценой. Но сказать, что я хотел бы работать только с массовыми, батальными сценами или исключительно в камерном пространстве, будет неправильно. У каждого творческого периода — свои предпочтения...

«Месяц в деревне» по пьесе И.С. Тургенева, где я играл Ракитина, шел именно на малой сцене. С этим спектаклем связаны самые яркие воспоминания! Когда было распределение ролей, в титрах меня не оказалось. Директор театра, Татьяна Николаевна Людмилина, позвонила и сказала: «Денис, я вас поздравляю с новой ролью. Вы будете играть Незнайку-путешественника в спектакле «Незнайка на Луне». Я сказал, спасибо большое, хотя на тот момент мне было 30 с хвостиком. Незнайка с жизненным опытом! Прошло буквально полчаса — и снова звонок. Татьяна Николаевна объявляет: «Денис я вас поздравляю, у вас новая роль. Вы играете...». Я уже испугался: кого же еще я играю в «Незнайке»? «...Ракитина в спектакле «Месяц в деревне». Для меня это было внутренним прорывом.

Великолепные «Sunshine Boys»

 Когда ставили «Дуэт The Sunshine Boys», изначально видели в главных ролях Евгения Важенина и Александра Варавина?

 Да, конечно, для меня это было очевидным, еще когда только велись переговоры с театром по поводу постановки этой пьесы. Они оба попадают в роль на 95%.

 Молодой режиссер и именитые актеры... Как выстраивались эти взаимоотношения?

 Я проработал в «Глобусе» много лет. Евгений Иванович и Александр Иванович — мои учителя, они меня знали как артиста. Конечно, бывали и сложности, но в целом всё далось относительно легко. Они прекрасно понимали, кто я и в каком статусе. И выполняли все задачи, которые ставились перед ними. Процесс работы над образами был настолько корректен с их стороны, что никакого дискомфорта на площадке не ощущалось. Мы все вместе разбирали те или иные поступки героев. И благодаря этому сотворению получился хороший спектакль. Прекрасное было сотрудничество!

 Вы играли в спектакле «Братишки» по пьесе Рея Куни. Как относитесь к автору?

 К Куни? Определенно положительно! Я считаю, что это настоящий, уже русский, драматург (смеется), потому что без Куни ни один наш российский театр не выживает. Такой спектакль должен быть в репертуаре — это коммерческий проект, который обречен на успех. Кроме того, Рей Куни — потрясающе талантливый драматург! Все действия в пьесе он прописывает до минуты! И как бы мы ни старались подключать всё свое актерское мастерство, мы играем ровно столько, сколько он прописал. И это удивительно у Куни!

 А что вас привело к пьесе Владимира Зуева «Мамочки»? Спектакль очень трогательный, он цепляет, переворачивает душу...

 С этой пьесой я познакомился в Москве. Как режиссера меня задела тема матерей, ищущих своих детей. Владимир Зуев писал конкретную войну — первую чеченскую. И героини его — вполне реальны. Одна до сих пор жива и здорова, вот только своего мальчика так и не нашла. Эти женщины сделали очень важное дело — создали Комитет солдатских матерей. Тема затронула меня за живое. Ведь в Великую Отечественную мамочки, так же, как и в эту, современную, ждали и искали своих сыновей! Может, потому, что я рано потерял маму, мне захотелось поставить этот спектакль. Что-то от себя добавить, рассказать...

Сказочный возраст

 У Малютина-актера есть роли, которые хотелось сыграть, но не сложилось?

 Гамлета и Хлестакова? Это актерский штамп (смеется)! В свое время я хотел сыграть Лопахина — у меня была внутренняя готовность к данному образу, которая вдохновляла на эту роль. А вообще, много ролей, которые хотелось бы сыграть... Как режиссер и как актер, читая пьесу, я всегда соотношу себя с ее героями. И хочется сыграть за всех! И за Раневскую, и за Лопахина...

 Среди ваших актерских работ много сказочных персонажей. Всё дело в возрасте или таково состояние вашей души — сказочное?

 Сказочный возраст? Вот это здорово! На самом деле мы работаем в молодежном театре, где основной процент репертуара — детский: сказки, истории... И работая в «Глобусе», я конечно же, получал сказочные роли. Сыграл Али-Бабу, Алладина, Бэмби и Кота — в «Каштанке». В те годы по амплуа я был мальчиком. Да и сейчас в душе я еще молод (смеется)!

 Как считаете, что нужно, чтобы завоевать внимание детей?

 Очень честно работать, играть самоотверженно. Не иллюстрировать, не кривляться... Я всегда это понимал, во многом благодаря детской аудитории, и постигал секреты актерского мастерства путем честности и откровенности.

 Денис, а вам хотелось бы поставить русскую классику?

 Лермонтова я уже поставил... Конечно, хочется поставить Чехова и Островского. У меня есть собственный режиссерский чемоданчик, но вот вопрос: где реализовывать всё это, с каким актерским составом? Еще надо понимать, что ставить Антона Павловича нужно, будучи готовым к постижению его истин. Это серьезный процесс осознавания самого себя. Хотя я играл в чеховских пьесах — и в дипломном спектакле «Дядя Ваня», и в «Вишневом саде», уже здесь, в «Глобусе». Но как режиссер я еще не готов к Чехову.

 Вас приглашали на преподавательскую работу?

 Нет, об этом я пока не задумывался. Это огромная ответственность. Вы даже не представляете — какая! Артист, ведь он живет сам собой, своей ролью. А когда перед тобой по сути дети, их же надо вести, направлять. Это очень сложно...

 Что бы вы хотели пожелать зрителям театра «Глобус»?

 Хорошего настроения, ярких, незабываемых впечатлений... Вы же наверняка помните, что перед началом каждого спектакля в нашем театре звучит заставка для зрителей: «Пусть увиденное останется в чувствах». Лучше и не скажешь...

Досье «Бумеранга». Денис Малютин. Актер, режиссер. В 1999 году окончил Новосибирское государственное театральное училище по специальности «актер драматического театра». В 2015 году — режиссерский факультет Театрального института имени Б. Щукина по специальности «режиссер драмы». С 2000 по 2014 год — актер труппы Новосибирского академического молодежного театра «Глобус». За это время сыграл более 50 ролей. С 2014 по 2016 годы — главный режиссер театра драмы им. В.Ф. Комиссаржевской Уссурийского городского округа. Основные режиссерские работы: «Дурочка» (Лопе де Вега), «Маскарад» (М. Лермонтов), «Мамочки» (В. Зуев), «Арт» (Я. Реза), «Чай с мятой или с лимоном» (Д. Наварро, П. Одекер), «Дуэт The Sunshine boys» (Н. Саймон). Сказка «Кот в сапогах».