Денис Малютин: «Ни ноты печали и солнечный финал»

23 сентября 2016
Марина Вержбицкая, «Новая Сибирь»

Новосибирский молодежный театр «Глобус» готовит первую премьеру сезона на малой сцене. Стартовый показ спектакля «Дуэт «The Sunshine boys» назначен на 6 октября. Главные роли к популярной бродвейской комедии Нила Саймона исполнят заслуженные артисты России Евгений Важенин и Александр Варавин. Постановщиком спектакля выступит Денис Малютин, в прошлом один из ведущих актеров театра «Глобус», а сегодня театральный режиссер, чьи спектакли идут на сценах Новосибирска и Уссурийска.

Нил Саймон — ныне живущий американский драматург, чьей творческой активности можно только позавидовать: его библиография содержит 33 оригинальных пьесы и 29 киносценариев. Карьера Саймона началась на телевидении в начале 1950-х. В команде со своим родным братом и тогда еще никому не известными сценаристами Вади Аланом и Мелом Бруксом он сочинял скетчи для мастеров развлекательного жанра. Первая пьеса Нила Саймона «Приди и протруби в свой рог» была написана в соавторстве с Дэнни Сайманом в 1961-м. Уже через год успех дебютного произведения на Бродвее позволил драматургу пуститься в самостоятельное плаванье. В 1965-м Нил Саймон получает первую в своей карьере премию «Тони», в 1967-м — Evening Standard Award. Он пишет по пьесе в год, лихо перерабатывает собственные идеи в киносценарии и пожинает плоды — от всевозможных наград («Золотой глобус», Пулитцеровская премия, «Эмми», American Comedy Awards Lifetime Achievement) до многочисленных постановок на театральных сценах Америки и Европы.

Пьеса The Sunshine boys известна в России как минимум под тремя названиями — «Солнечные мальчики», «Комики» и «Весельчаки». В ее основе — история легендарного комического дуэта эпохи водевилей, состоящего из Алана Льюиса и Вилли Кларка. В первой половине ХХ века их скетчи и выступления были безумно популярны, но после четырех десятилетий успеха дуэт «Солнечных мальчиков» распался, поскольку один из участников решил уйти на покой. Спустя 10 лет племянник Кларка, продюсер нового шоу, надеется добиться воссоединения знаменитого дуэта. Однако для этого ему придется очень постараться: ведь взаимная неприязнь бывших партнеров помножена на невероятную тягу друг к другу.

Пьеса задумана драматургом как бенефис двух актеров, на остроумном словесном поединке которых и держится сюжетный каркас. В «Глобусе» в роли «Солнечных мальчиков» выступят ярчайшие представители старшего поколения труппы — заслуженные артисты России Евгений Важенин и Александр Варавин, отмечающие в октябре две круглые даты — 70-летие со дня рождения и 30-летие работы на сцене новосибирского молодежного театра. О том, как сталкиваются в одной сценической концепции вымышленные судьбы и реальные характеры, рассказывает режиссер спектакля «Дуэт «The Sunshine boys» Денис Малютин.

 Денис, в 2012 году вы дебютировали в «Глобусе» как режиссер, в 2015-м окончили режиссерский факультет Театрального института имени Бориса Щукина, а два года назад покинули Новосибирск. Что происходит с вами сегодня?

 Два года я проработал главным режиссером в Уссурийском театре драмы. Сейчас мой контракт закончился, я вернулся в родной город. Моя постановочная деятельность продолжается: сейчас сотрудничаю с другими регионами. Но и Приморский край не оставляю, в Уссурийск буду приезжать уже как режиссер-постановщик. Сезон у меня расписан.

 Что вам дал опыт главного режиссера?

 Для меня это была серьезная ответственность. Если раньше я как артист отвечал в первую очередь за свое существование на сцене, а как постановщик — за конкретный спектакль, то став главным режиссером театра я отвечал абсолютно за все, в том числе за атмосферу в коллективе, которую было необходимо поддерживать в позитивном рабочем состоянии. Этот колоссальный опыт меня организовал — как режиссера и как человека.

 Актерская природа наложила на вас отпечаток как на режиссера?

 Режиссура и актерство — две разные стороны существования. Сейчас я воспринимаю театр и искусство вообще больше как зритель — насколько это может быть мне интересным или неинтересным. Мое актерское нутро занимается вопросом сопереживания тому, что происходит на сцене, и для меня это основное. Каждого персонажа я проживаю внутри себя как артист. А потом уже даю свои знания, ощущения моим актерам.

 Но все же вы не жалеете, что ушли из актерской профессии?

 Я не ушел. Просто внутренне повзрослел.

 Жанр спектакля «Дуэт «The Sunshine boys», который вы сейчас репетируете, обозначен как комедия. А какой юмор близок лично вам?

 Я люблю интеллектуальный юмор. Хороший пример — Art Реза в театре «Глобус». Но не без удовольствия я поработал над комедией «Чай с мятой или с лимоном» Наварро. Форма материала предопределена жанром «бульварная комедия», чистая комедия положений. Я видел, сидя в зале, как артисты получают удовольствие от процесса и как получает удовольствие зритель. Там же такие классные игровые вещи и тема — наша театральная кухня.

 Есть ли у вас рецепт, схема, формула «как сделать комедию на сцене смешной»?

 Я не могу вывести конкретную формулу. Универсальная режиссерская сверхзадача, которая подходит ко всем спектаклям, — изменить мир к лучшему. Другой вопрос: как это сделать? В работе над Нилом Саймоном мне открылась хорошая тема «что может быть смешно, а что — не смешно». Потому что остроумие и чувство юмора развиваются с жизненным опытом, когда подключается интеллект, не разум. И каждому событию свое время. Оно проходит, и то, что казалось точным, ярким, гомерически смешным, — сегодня сильных эмоций не вызывает. Меняются жизненные темы, в том числе социального плана. Юмор может устаревать, а чувство юмора — только расти.

Но самое главное — результат напрямую зависит от коллектива, с которым ты создаешь спектакль. Работая над комедией, хочется находить с артистами взаимопонимание, чтобы они чувствовали материал, природу смешного. Наши «глобусовские» артисты это делают поразительно: самоирония выстреливает на раз.

Наверное, кто-то может сказать, что в этой пьесе Саймон писал о Бродвее, о жанре варьете, который вроде бы чужд нашему менталитету. Но ведь эстрада как жанр давно сформировалась в России — она самобытна. Стоит только вспомнить Райкина или Жванецкого, а если говорить о дуэтах — Карцева и Ильченко, Миронову и Менакера, Ширвиндта и Державина. Но наш спектакль не только об этом. История будет развиваться в сторону человеческих взаимоотношений, в которых всегда есть и комедия, и драма. Но нотки печали она не оставит. The Sunshine boys — «солнечные мальчики», и у нас будет солнечный финал.

 Вы сразу поняли, что в главных ролях будут заняты такие мастера, как Евгений Важенин и Александр Варавин?

 Да! В обоих случаях — и с Евгением Ивановичем, и с Александром Ивановичем — попадание в материал процентов на 95. В моем видении их судьбы в спектакле сразу выстроились. Эти большие артисты — две точные противоположности, здесь сталкиваются разные реальные характеры, что крайне интересно.

 Как показывает практика, зрителям зачастую любопытно заглянуть «за кулисы», в том числе актерской души. Пьеса Саймона в этом смысле — гарантированный пропуск туда...

 Для меня очень важна тема, которую раскрывает драматург. Не надо думать, что артист, уходя на пенсию, профессионально умирает. Нет, он до последнего вздоха — артист. Это — в крови. Главный инструмент артиста — его душа. Пока она жива, что бы ты ни делал, ты живешь, существуешь, творишь. С течением времени, возможно, внешне артист дряхлеет, но в душе ничего и никогда не умирает. Резюмирую: не хороните артистов заранее!