«Rammstein» для престарелых

6 мая 2006
Ирина Тимофеева, «Ведомости»

Четверо стариков доживают свой век. Просыпаются, боятся лишиться полдника, неторопливо рассказывают «бородатые» анекдоты, ставят пьесу в стиле древнегре­ческой трагедии и забывают о днях рождениях, которые приближают их жизненный «барометр» к полюсу смерти... Но стоит только вникнуть в их историю с, увы, известным концом и начать им сочувствовать — по мановению пера драматурга совершается волшебное «раз». И на месте Прищепы, Сафрыгиной, Кузьмина и Кириченко оказыва­емся все мы, жители Земли, которым эти четверо стари­ков подписали смертный приговор.

Играть «отражением» со зри­тельным залом «Глобуса» будет режиссер Лена Невежина, кото­рая уже ставила в этом театре спектакль «Белая овца» по произ­ведениям Хармса. На этот раз в ее руки попала пьеса «Mutter» за авторством Тольяттинца Вячесла­ва Дурненкова. Произведения по­следнего хорошо ложатся в кон­цепцию «Новой драмы». «Mutter» — это малоформатная пьеса, ко­торая больше похожа на собра­ние случайно выхваченных цитат и жизненных наблюдений, в кото­ром конфликт не завязывается ог­ромным бантом, а проскальзыва­ет как бы невзначай выроненной лентой. Но воздействие этого «легкого» конфликта в условиях тотальной эмоциональной атаки лишь усиливается.

Герои драмы живут в доме престарелых. С помощью реплик вырисовывается образ их послед­него земного мирка, в котором со­единились суровая реальность и абсурд, враждебность по отноше­нию к человеку и ощущение «дома». «Смотри, какой мир ста­рый: земля древняя, небо еще древнее, а эти молодые ходят по нему, как у себя дома», — с нотой обиды говорит Прищепа, а Кузь­мин продолжает: «А они и вправ­ду у себя дома». — «А мы тогда где?» — повисает в воздухе во­прос Прищепы.

Всеми забытые старички, ка­жется, потихоньку сходят с ума. Слушают «Rammstein», «Smashing Р-umpkins» и «Limp Bizkit» — музы­ку своих внуков, и по праздникам позволяют себе надеть кислотные кеды. Но «занавес» делает из этих примитивных приемов «осовреме­нивания» знак тотального смеше­ния времен. У этих четверых, до­живающих свой век, нет возраста, как, впрочем, и статуса жертвы. Они — представители высшей ци­вилизации. И Земля, как игрушеч­ный мяч в их руках, ждет своего приговора.

Пьеса «Mutter», одноименная песне группы «Rammstein», под которую гаснет мир, — сравни­тельно недавно была признанна лучшей российской пьесой. Ее от­личает легкий язык, к которому быстро привыкаешь, — а потом не можешь понять, что происходит, когда случается резкий «объясни­тельный» поворот доселе неторо­пливого сюжета. Это произведе­ние вряд ли потерпит громоздких интерпретаций и «стародрамати­ческих» наслоений смыслов. Как обошлась с пьесой московский ре­жиссер Лена Невежина, выпускни­ца мастерской Петра Фоменко, ко­торая в свое время делала спек­такли по произведениям Кундеры, Мердока, Зюскинда, можно будет увидеть на премьере в малом зале театра «Глобус», которая со­стоится 16 мая. А помогать Невежиной в выполнении непростой за­дачи максимального соответствия готовой драматической ситуации будет звездный состав: заслужен­ные артисты России Александр Варавин, Людмила Трошина, Юрий Соломеин, Ирина Нахаева, Павел Харин и другие.