«Трое в лодке…» – путешествие в прозе жизни

3 февраля 2016
Яна Доля, «Честное слово»

В новосибирском театре «Глобус» состоялась премьера спектакля «Трое в лодке, не считая собаки», созданного по мотивам повести английского писателя Джерома К. Джерома заслуженным артистом России Лаврентием Сорокиным. Это уже второй режиссерский опыт Сорокина в рамках проекта «Глобус. Место действия»

Задача стояла непростая: во-первых, не только уместить все джеромовские шутки, но еще и сделать так называемый английский юмор понятным и актуальным для современного русского зрителя. Во-вторых, показать масштабную картину исторических мест во время путешествия героев по реке. Выбор режиссера был сделан в пользу карнавала. Момент переодевания позволил одному актеру (Алексею Корневу) предстать и в образе автора, и короля Джона, и утопившейся девушки, и агрессивного лося, который внезапно стал лосем танцующим.

Темзу заменил таз с водой. Впрочем, как станет понятным по ходу спектакля, герои путешествовали, не выходя из дома — джеромовская пародия на романтизм достигла у Сорокина апогея. Друзья Джей, Гаррис и Джордж живут от завтрака до обеда и от обеда до ужина, перебиваясь сигарами и экзальтированными рассуждениями. Перевернутая лодка превращается в обеденный стол, а тосты произносятся за разные кушанья — например, за соус. Джей (Илья Панков) даже заигрывает со зрителями, предлагая молодому человеку из первого ряда отведать рагу, и тому ничего не остается, как вкушать блюдо прямо во время спектакля. Король Джон дает о себе знать также во время голода, разбивая фарфоровую рыбу.

То, что еда — квинтэссенция их мнимого путешествия, подчеркивает единственный адекватный персонаж — собака Монморанси (Иван Басюра). «Господи, хоть кто-то думает о главном!» — облегченно вздыхает пес, когда дело доходит до приема пищи. А когда на компанию нападает разъяренный лось, звонит приятелю по телефону: «Не поверишь: сидел тихо, вдруг какой-то мужик с рогами пришел». Собака — единственный персонаж, сохраняющий чувство реальности.

На пародию на уходящий романтизм Джерома накладываются еще и штампы, придуманные режиссером. Так, Джей манерой напоминает Андрея Миронова, разве что в других ролях — даже поправляет так же чуб, как тот делал в бессмертной комедии «Бриллиантовая рука». Автор поет песню «Битлз», а его англоязычную речь переводят в духе видеофильмов 90-х.

С самим английским юмором режиссер поступил жестко: он звучит относительно примитивных звуков. Недаром возвышенную речь Джорджа (Руслан Вяткин) перебивает писк игрушки Монморанси.

Самый экзальтированный и ненормальный персонаж спектакля — это автор. Ему словно вменяется в упрек создание таких непутевых характеров, которые попадают то и дело в дурацкие ситуации в силу своей аристократической беспомощности.

И только в таком сумасшедшем карнавале собака может разговаривать и будить своих хозяев в качестве добросовестного лакея. У таких ни к чему не годных джентльменов собака не похожа на хозяев, что им в данном случае только на пользу. Хотя парочку раз Монморанси все-таки прокололся — принес для рагу водяную крысу, например.

Любые лирические рассуждения друзей пересекаются с комизмом. Звук смывающегося сливного бачка плавно переходит в небесный гром. Любовь, как и природа, тоже принижается. Так, герои ухитряются влюбиться... в утопленницу!

И на счастливую дорожку они садятся лишь в конце «путешествия», попадая сразу же под дождь, при котором зонт Гаррис (Максим Гуралевич), конечно же, раскрывает наизнанку.