Возвращение в жизнь

6 апреля 2011
Ирина Корнеева, «Российская газета»

Аромат свежих домашних щей глушил все мысли о высоком искусстве. «Золотую Маску» для реквизиторов еще не придумали, но если бы такая награда уже существовала в природе и в уставе национальной театральной премии, присудить бы ее следовало за спектакль по повести Андрея Платонова «Возвращение» новосибирского театра «Глобус».

Там не поленились не только приготовить настоящий обед, не подменив его бутафорской имитацией, но и подметить все детали послевоенного быта. И даже выложить на сцене настоящие рельсы и пустить по ним вагонетку — события в спектакле начинаются во время ожидания поезда и заканчиваются в поезде, увозящем главного героя не столько от семьи, сколько от себя самого и своей прежней жизни, к которой он стремился всю войну и в которую не смог вписаться.

Настоящим в спектакле было не только угощение, коим потчевали фронтовика. Молодому режиссеру Олегу Юмову — ученику Сергея Женовача, уже успевшему поработать в Красноярске, Екатеринбурге, Омске, сезон побыть художественным руководителем Русского драмтеатра в Улан-Удэ, — прежде чем взяться в Новосибирске за Андрея Платонова, хватило таланта не сделать из военной истории новодела с ряжеными персонажами. Он поставил спектакль, в котором актеры Елена Гофф, Нина Квасова и Павел Харин без единой фальшивой ноты передают психологическое состояние своих героев. Ходит трое суток на вокзал встречать мужа, вглядываясь во все прибывающие поезда, жена Любовь Васильевна Иванова (Елена Гофф, номинация на «Золотую Маску») — и не надо себя заставлять верить, что эта Любовь Васильевна не спала уже три ночи подряд. «Заболевает настроением», мечется герой Алексей Иванов (Павел Харин) от жены, ставшей вдруг ему чужой, к воспоминаниям о случайной попутчице-любовнице, оказавшейся такой близкой и родной. И понимаешь парадокс: человек пуль на войне не боялся, а дома с первой же житейской ситуацией не смог справиться, решил спасаться бегством... Радуется жизни его знакомая — двадцатилетняя девушка Маша (Нина Квасова), и начинаешь желать ей только добра, как будто дорогой знакомой, — ну разве можно осуждать столь искреннее и колоритное создание?

Платонов хорош в паузах, в тишине, считает режиссер Олег Юмов. И в первые двадцать минут своего спектакля он вообще справляется без слов, а в оставшийся час сорок обходится их минимумом. Чтобы рассказать, что возвращение зачастую бывает идентично расставанию. Что свинцовые тучи в мирной жизни иногда оказываются гораздо гуще, чем это представляется на войне, где каждый день смотришь в глаза смерти. Что если на дорогу с фронта домой может потребоваться три дополнительных дня, то на путь к самому себе и второй жизни не хватит. И что верно передать глубину, объем, интонацию и правдивый слог Андрея Платонова — задача для театра, безусловно, сложная, но в принципе выполнимая.