Олег Юмов: «Для героев Платонова война – это кураж»

15 апреля 2010
Интервью предоставлено пресс-службой театра «Глобус», Sibkray.ru

К 65-летию Победы в театре «Глобус» состоится главная премьера сезона — спектакль «Возвращение» по одноименному рассказу Андрея Платонова.

Режиссер «Возвращения» Олег Юмов рассказал о спектакле, актерах «Глобуса» и Новосибирске:

 Как вам работается с литературным материалом?

 Работать над произведениями Платонова — великое везение. С одной стороны, браться за них — большая ответственность. В работе над Платоновым нужна правдивость, а мы — все-таки театр. А театр должен быть условным. Вдвойне трудно говорить на темы войны: нашему поколению приходиться ориентироваться по фильмам, книгам, записям.

С другой стороны в работе появляется дополнительный азарт. Тем более, что основой для спектакля стал рассказ, а не драматургия. Мне очень бы хотелось раскрыть и передать природу произведений Платонова, уловить «театр Платонова», его жанр, слог, композицию.

 О чем будет спектакль?

 У всех великих авторов точные и многогранные названия. Например, «Гроза» Островского — очень цепляющее название, раскрывающее самую суть произведения.

Так и в «Возвращении» — фабула гораздо глубже, нежели возвращение человека с войны и его устройство в мирной жизни.

Мы, к счастью, живем в мирное время, а для героев Платонова война — это кураж. У него есть очень хорошая фраза: «Они чувствовали себя осиротевшими без войны». За четыре года люди привыкли к войне. А на войне происходят разные вещи — как моральные, так и аморальные... страшные вещи. Война так раскидала всё и на передовой, и в тылу, так что дети уже не выглядят как дети, а жены — как жены. Все перевернуто с ног на голову: Петрушке 11 лет, а он рассуждает как дед, 12-летняя Настя выглядит как маленькая женщина, Женя Иванова, тонкая, хрупкая женщина работает на кирпичном заводе, сам Иванов привык к войне, привык убивать. И единственное, что в такой ситуации может успокоить сердце — это сердце другого человека.

В результате, «Возвращение» — это не просто возвращение домой, а скорее возвращение к самому себе.

 Как бы вы определили жанр спектакля?

 Природа существования героев Платонова такова, что они не умеют радоваться, они настолько привыкли к боли, что уже не реагируют на неё. С одной стороны, действие привязано к конкретным событиям (1945-й год, сентябрь), а с другой стороны, подобная ситуация порождается любой войной. Так что «Возвращение» — это, скорее всего, притча. Тот же самый роман-притча, что и у Фолкнера. Над каждым предложением можно думать очень долго.

 Не страшно ли было браться за такую тему?

 Есть такое выражение: «Не мы выбираем, а нас выбирают»... Я отношусь к этой теме без фанатизма, но мне очень нравится работать с классикой. Материал первичен, драматург первичен, а мы должны его распознать, подобрать ключ. Это как-то по-хорошему воспитывает, в том числе меня, как режиссера.

Как писал Александр Таиров, чтобы что-то сыграть, совсем не обязательно нужно это пережить. Я считаю, главное, чтобы тема цепляла тебя внутренне.

 Как вам удалось перенести рассказ на сцену? Поделитесь режиссерскими находками?

 Мне всегда нравилось работать над инсценировками, находить решение на уровне композиции, чтобы введение любого персонажа было оправдано, а взаимоотношения между героями — продуманы.

Конечно, можно нанять драматурга, но тогда теряется вся прелесть прозы. В том, чтобы передать слово прозаика и сделать его удобным для восприятия, есть свой азарт и интерес, который двигает меня к работе.

В «Возвращение» я ввел нового персонажа ­— стрелочника, который и взял на себя функцию рассказчика. В спектакле царит атмосфера безвременья, персонажи не знают, куда они едут и зачем. Как будто их взяли и подвесили между небом и землей. А стрелочник — он некий хозяин. Не хочу проводить аналогий, но он эдакий паромщик. Не совсем даже рассказчик, а скорее свидетель этой истории, наблюдатель. Как проводник на железной дороге. Вот где насмотришься человеческих судеб, где попутчику можно рассказать все, что угодно. Не даром действие спектакля начинается и заканчивается на железнодорожной станции.

 Какой будет спектакль по атмосфере?

 Платонов хорош в паузах, хорош в тишине. Его персонажи — очень чудные. Это люди, существующие в каком-то своем очень глубоком измерении. А слова — лишь верхушка айсберга.

Вот этой атмосферы тишины и действия и хочется добиться.

 Как вы видите свою аудиторию?

 Просто хорошие люди, понимающие на что они идут. Не в том, конечно, смысле, что филологи. Просто Платонов в истории СССР долго был недосягаем для людей, его не печатали. А у него есть чему научиться, что понимать. Есть катарсис. На спектакль могут прийти и взрослые и дети. Все те, кому интересно жить, наблюдать, переживать.

 Должен ли вообще режиссер думать о зрителе, о кассе?

 Театр никогда не зарабатывал. Это табу. У того же Мольера был Людовик XIV, у Шекспира — свои покровители.

Конечно, театр должен что-то зарабатывать, но самоокупаемость театра — это бред, чему свидетелем вся наша история. Если бы Россия была маленькой страной в Европе, размером с Москву, тогда понятно — люди без истории, без хвостов. А когда есть такой культурный багаж... Должен быть творческий тандем. Иначе может получиться как в фильме «Бал Пожарных». И в моих словах нет творческого снобизма. Просто существуют вещи, которые невозможно сформулировать в рублях.

 Как вам работается с труппой?

 Мне очень нравится атмосфера театра. Команда, которая собралась — это просто песня. Мне кажется, что репетиции происходят в удовольствие и в интерес. Любопытно открывать что-то через автора в себе. Очень верно и точно распределение ролей.

Например, артист Павел Харин меня просто поражает. Как человек, как актер, его круг интересов. Он представитель того поколения артистов, которых все меньше и меньше в наше попсовое MTV-шное время. Александр Варавин всегда настроен на поиски нового, всегда пребывает в диалоге. Денис Васьков, если ему будет везти с авторами и режиссерами, вырастет в очень большого артиста. У него такая хорошая «начинка» — органика, природность, остается только направить это в нужное русло. Ольга Цинк и Елена Ивакина играют одну роль. И не потому, что я сомневался — они обе замечательны в своей природе. Персонаж Любови Васильевны настолько сложный и глубокий, что я специально сделал два распределения, чтобы артистки могли смотреть на персонажа со стороны и сделать образ еще глубже. Вообще любопытно было бы весь спектакль сыграть в два состава. Очень приятно работать с Ниной Квасовой — всегда комфортно, когда самоцелью являются не какие-то свои принципы, а когда люди занимаются делом.

Надеюсь, что ребятам тоже работается в удовольствие.

Ребенка и через насилие можно родить, а хочется — по любви. Очень хочется.

 Как вам Новосибирск?

 Я бы здесь остался. У Новосибирска есть самодостаточность. Театральная жизнь здесь кипит в некоторых моментах круче, чем в столицах. Что касается «Глобуса» — чувствуется, что это именно молодежный театр, чувствуется пульсация жизни.

Олег Юмов — выпускник Российской академии театрального искусства (ГИТИС). В 2005 году он поставил дипломный спектакль «Дом Бернарды Альбы» по пьесе Ф. Г. Лорки в Красноярском театре им. Пушкина. В 2006 году — спектакль «Героические деяния и речения доблестных Пантагрюэля и Панурга» по роману Франсуа Рабле в московском Центре драматургии и режиссуры Алексея Казанцева и Михаила Рощина. В феврале 2007 года в Екатеринбурге на сцене Театра юного зрителя состоялась премьера спектакля «Трактирщица» по К. Гольдони в постановке Юмова.

В Улан-Удэ на сцене Государственного Бурятского академического театра драмы им. X. Намсараева Олег Юмов поставил спектакль «Максар. Степь в крови» по мотивам пьесы У. Шекспира «Макбет», который был выдвинут на премию «Золотая маска» в пяти номинациях: «спектакль большой формы», «работа режиссера», «женская роль», «мужская роль» и «работа художника».

В июне 2009 года в Омском государственном драматическом «Пятом театре» состоялась премьера спектакля «Тверской бульвар», поставленного режиссером Олегом Юмовым. В основу спектакля легла инсценировка, созданная по трем рассказам Ивана Бунина из цикла «Темные аллеи» — «Митина любовь», «Мадрид» и «Чистый понедельник».

С 2009 по 2010 год Олег Юмов — художественный руководитель Русского драматического театра имени Н. Бестужева. Сейчас живет и работает в Москве.