Ромео и Джульетта-2

10 декабря 2008
Татьяна Коньякова, «Вечерний Новосибирск»

В театре «Глобус» заканчиваются репетиции спектакля «Чума на оба ваши дома!».

«Чума на оба ваши дома!» — это своеобразное продолжение высокой трагедии Шекспира, рассказанное Григорием Гориным в форме ироничной комедии. Горин предлагает свою версию событий, которые могли бы произойти после трагической гибели Ромео и Джульетты. Якобы после похорон юных возлюбленных герцог Веронский, решив прекратить вражду между Монтекки и Капулетти, приказывает двум семействам породниться, сыграв свадьбу.

Предложение, однако, не вызывает восторга ни у тех, ни у других. И с обеих сторон изыскиваются кандидатуры по принципу «кому нечего терять». Монтекки выдвигают со своей стороны дальнего родственника из Неаполя Антонио — молодого человека с физическими изъянами и авантюрным характером. Капулетти выбирают в невесты Розалину — молодую незамужнюю особу в «интересном положении». Однако между молодыми вспыхивает страсть, и история великой любви повторяется...

Ставит спектакль режиссер из Санкт-Петербурга Владимир Гурфинкель.

Видавшую виды Розалину играет актриса Ирина Камынина, авантюрного Антонио — Артур Симонян. Для обоих актеров, по их признанию, назначение на роли было «приятной неожиданностью».

 Мой герой — тертый калач, стреляный воробей, у которого морщины написали биографию на лице, сложившись в иероглифы, — «рекламирует» своего героя Антонио Симонян. — Он — взрослый человек, который вдруг влюбился. Как Остап Бендер, как Мюнхгаузен, как Маугли, который бежит и кричит: «Багира, что со мной?!» Антонио из породы тех людей, которые, как говорит наш мастер, Владимир Гурфинкель, «начинают загорать еще до восхода солнца». Он веселый, азартный, игрок, которого жизнь «пнула», а он отряхнулся и дальше идет с улыбкой. Его любят женщины, у него нет тугого кармана, но есть азарт к жизни.

Антонио — родной для меня человек, в чем-то близкий... Он где-то ребенок совершеннейший, где-то, наоборот, — рыцарь, но всегда с открытым забралом. «Чума на оба ваши дома!» — не ремейк «Ромео и Джульетты», а отдельная живая, сочная история. Это, прежде всего, спектакль о том, что мужчина влюбился и впервые в свои 40 лет берет на себя ответственность за кого-то: с одной стороны, у него есть женщина, без которой он не может жить, с другой — привязанность означает для него несвободу. Розалина — раскаявшаяся блудница или даже Мадонна.

 Ромео и Джульетта олицетворяют романтизм и юность, а герои Горина — гулящие, веселые, прожженные, со своей судьбой, — развивает тему Ирина Камынина. — В спектакле нам пригодились все наши умения: мы поем, танцуем, прыгаем, бегаем, плачем, смеемся. Художник Ирэна Ярутис сделала сложные костюмы, приближенные к эпохе, — затянутые сверху, с длинными шлейфами и узкими рукавами. При наших активных передвижениях по сцене нужно будет очень постараться, чтобы освоить их. Жанр спектакля — самый всевмещающий — трагикомедия: когда можно смеяться до гомерического хохота, и плакать — рыдая...

Артур Симонян находит спектакль ироничным и наполненным радостью жизни, «но не эпикурейской, а „довлатовской“, этакой иронией с грустинкой»:

 В «Чуме...» очень востребованы «движенческие» вещи — кувыркнуться, через бочку перелететь, инсценировать драку, поднять партнершу красиво, поэтому мы много работаем с хореографом Татьяной Безменовой. Пластика — это же душа спектакля.

Для Ирины Камыниной будущий спектакль, прежде всего, зрелище «для тех, кто вошел в половозрелую пору, кто любит жизнь, кто уже узнал, что такое отношения между мужчиной и женщиной, или еще не забыл». Артур Симонян в первую очередь видит среди зрителей тех, «кто любит или грустит немножко от одиночества, кто впервые влюбился, кто хочет понять, что означает быть мужчиной».

Решать, в конце концов, будет зритель. И уже скоро. Премьера назначена на 11–12 декабря.