Касса театра

223-88-41Ежедневно с 9.00 до 19.00 Перерыв с 14.15 до 14.30 и с 16.15 до 16.30

Бронирование билетов

223-66-84С 9.00 до 19.00, кроме субботы и воскресеньяПерерыв с 13.00 до 14.00

Администрация театра

223-85-74Работает с 10.00 и до окончания спектакляПерерыв с 13.00 до 14.00








Независимая система оценки качества











Как пройти




Пресса: 2004 год
распечатать статью

Зоя Булгакова: На вопрос: «Сколько вам лет?» я отвечаю: «Девятнадцать…»

В 1940 году труппа Новосибирского ТЮЗа выехала в Москву на Всесоюзный смотр театральных коллективов. На столичной сцене артисты театра показывали спектакль «Снежная королева». В антракте в гримерку к сибирякам заглянул один из мхатовских актеров и удивленно произнес: «А мне сказали, что ваш театр профессиональный… Что же вы в роли Герды ребенка на сцену выпустили? Она, наверное, чья-то дочка?» «Какая дочка?! — в свою очередь удивились тюзовцы. — Это наша актриса Зоя Булгакова. Она уже десять лет в театре работает. Кстати, недавно сыночка родила…»

Сегодня «звезда» ТЮЗа заслуженная артистка России Зоя Федоровна Булгакова отмечает свой 90-летний юбилей. Можно только позавидовать тому, как эта энергичная, маленькая, хрупкая женщина с иронией относится к своему возрасту.

«Как на кладбище…»

Зоя Булгакова родилась в 1914 году в Новосибирске в многодетной семье. По соседству с домом на Ломоносова, 23, где жила семья, находилось кладбище.

— Это сейчас там Центральный парк, — вспоминает Зоя Федоровна. — А когда мы были детьми, на месте будущего парка располагался погост. Кладбище было излюбленным местом наших игр. Покойников мы не боялись — наоборот, заслышав печальный колокольный звон, со всех ног бежали поглазеть на процессию. Даже песни мы пели соответствующие — «Как на кладбище…»

Революционные события, происходившие в те годы в стране, Зоя Федоровна помнит смутно. Говорит, пришел к ним домой квартальный и заявил: «Поселяю к вам трех красноармейцев». Ребятня перепугалась: им что красноармейцы, что черт с рогами — одно и то же. Однако красноармейцы оказались обычными дядьками, которые к тому же одарили детишек слипшимися в комок леденцами. В школу Зоя пошла в девять лет в первый грамотный класс, ведь читать и писать она к тому времени уже умела.

— Раньше в школу меня мама не пускала, — признается актриса. — Родилась я крошечной, росла хиленькой, вот родители и боялись, что одноклассники меня затопчут…

Во дворе дома, где жила Зоя, находился огромный сарай. Ее отец, доверенное лицо местного купца, хранил в нем бочонки с медом. После революции купец исчез в неизвестном направлении, и сарай опустел. Но ненадолго. Старший брат Зои — Николай вместе с друзьями оборудовали в нем театр. Сделали сцену, сколотили лавки и спектакль поставили с символическим названием «На пороге к делу».

— Нас, малышей, в театр не допускали, — смеется Зоя Федоровна. — Говорили: нечего под ногами крутиться. Но мы не сдавались. Сделали свой маленький театрик с крохотной сценкой и занавесом из маминой скатерти. Конечно, все главные роли в нашем театре играла я.

После восьмого класса Зоя долго раздумывала, чем бы ей заняться в жизни. Наконец, решила: буду наездницей в цирке. Лошадей девушка любила с детства, поэтому учиться азам джигитовки начала уверенно, с азартом. С цирковой группой Зоя объездила всю Новосибирскую область — делала акробатические этюды, жонглировала, читала стихи и пела песни, а в перерывах между представлениями училась держаться в седле. Однажды не удержалась, упала под копыта, но осталась жива. Лошадь была цирковая, она просто пожалела наездницу-неумеху.

— Я поняла, что наездницы из меня на получится, и вернулась домой, — вспоминает Зоя Федоровна. — Не было бы счастья, да несчастье помогло. Встретила меня соседка и говорит: «Открывается детский театр. Набирают студию. Иди попробуй». Театр тогда находился на улице Горького. На пороге встретил меня художественный руководитель и режиссер Николай Михайлов. Говорит: «Деточка, тебе чего?» Я отвечаю: «Пришла в студию поступать». Он мне рассказал, что нужно приготовить басню, прозу и песню. Домой я летела как на крыльях: «Ура, я нашла себе место!..»

На вступительных экзаменах Зою попросили изобразить беспризорника, ворующего кошелек у добропорядочного гражданина. В тридцатом году в Новосибирске было полно беспризорников, так что манеру их поведения Зоя знала не понаслышке. Этюд удался на славу, и девушку зачислили в студию.

— Я всю жизнь потом играла мальчиков и девочек, — говорит Зоя Федоровна. — Амплуа «травести» вообще редкость в театре, поэтому невостребованности я никогда не ощущала. Кстати, роли мальчишек у меня всегда получались лучше, чем образы девочек. Может быть, потому, что характер у меня боевой: по крышам, деревьям и заборам я лазила порой лучше иного мальчишки.

Маленький рыцарь сказочного королевства

Первая роль в ТЮЗе у Зои Булгаковой была в туркменской пьесе. Она играла восьмилетнюю девочку, которую выдают замуж за старика. Девочка весь спектакль плакала. Зоя Федоровна говорит, что пустить слезу на сцене ей большого труда не составляло. Она не щипала себя, а просто от души, до слез сочувствовала своей героине. Ее второй театральной работой был маленький рыцарь, который по ходу пьесы умело жонглировал шариками. Местная газета тогда дала хвалебную рецензию на спектакль и упомянула о молодой актрисе: «Зоя Булгакова, исполняющая роль рыцаря, жонглировала на сцене, как настоящий профессионал. Где же она этому научилась?!» Да в цирке, конечно, пригодились-таки навыки.

Роли, как дети, — все любимые и неповторимые. Зоя Федоровна говорит, что переиграла столько мышек, кошек и прочего зверья, что и не сосчитать. Только собачек никогда не играла. Ну а самыми любимыми стали для нее: Герда в «Снежной королеве», Красная Шапочка в одноименном спектакле и Саша в спектакле «Я хочу домой». Она до сих пор помнит сюжет спектакля о русском мальчике, попавшем в немецкий детский дом, о том, как он мечтает найти маму и вернуться с ней домой.

Кстати, во время войны труппа Новосибирского ТЮЗа находилась в Анжеро-Судженске. Там в составе концертной бригады молодая актриса выступала в госпиталях.

— Я читала раненым стихи и отрывки из спектакля «Тимур и его команда», — вспоминает Зоя Федоровна. — Однажды мне принесли замечательное стихотворение Симонова «Письмо, вложенное в посылку». Я его выучила и начала читать бойцам. Оно имело огромный успех. Там речь идет о девочке Наташе, у которой фашисты убивают мать. Раненые потом просили медсестер прислать к ним еще раз актрису Наташу…

Роль комической старушки мне не по нутру

В 1960 году Зоя Булгакова ушла со сцены. Она говорит, что из театра уходить надо вовремя, чтобы публика запомнила тебя молодой и красивой. Согласитесь, в 45 лет играть детские роли становится проблематично, как бы человек не был талантлив. А амплуа комической старушки Зою Федоровну никогда не привлекало. Единственной ее возрастной ролью стало Горе из сказки «Горя бояться — счастья не видать».

Простившись с театром, Зоя Булгакова занялась активной общественной деятельностью. Выступала с концертной бригадой Новосибирской филармонии, ездила с лектором общества «Знание» по отдаленным селам области, работала преподавателем в Доме художественного воспитания детей.

— Меня многие спрашивают, почему я не занимаюсь преподавательской деятельностью, — говорит Зоя Федоровна. — Отвечаю: педагогом надо родиться. Детей я очень люблю, но вот передать им то, что я умею, не могу. Мне легче самой сделать, чем рассказать им, как это надо делать.

Зоя Булгакова — человек действия. Сейчас, несмотря на преклонный возраст, она председатель артистической ветеранской группы. У нее семьдесят человек подопечных, которых надо три раза в год собрать, угостить и развеселить. Зоя Федоровна признается, что общественная работа ее никогда не утомляла — напротив, она приносит актрисе массу удовольствий.

— Пока я в движении — я живу, — смеется Зоя Федоровна. — Недавно смотрела передачу про долгожителей. Выступал старичок, которому исполнилось 104 года. Его спрашивают: «Как вы дожили до таких лет?» А он говорит: «Я каждое утро по сто раз приседаю». Ну я услышала, думаю, надо попробовать. Сто раз присесть мне так и не удалось, на втором десятке чуть не рухнула замертво. Врет, наверное, дед — в нашем возрасте физические перегрузки вред, а не пользу приносят. Зато мозги тренировать надо ежедневно, чтобы в маразм раньше времени не впасть. Я вот до сих пор стихи учу, даю мозгу пищу для жизни…

Ася Шумилова, «Вечерний Новосибирск», 11.12.2004

 

 

Уважаемые зрители!Театр оставляет за собой право в исключительных случаях осуществлять замену артистов в спектаклях.
Глобус
Новосибирский академический молодежный  театр