Касса театра

223-88-41Ежедневно с 9.00 до 19.00 Перерыв с 14.15 до 14.30 и с 16.15 до 16.30

Бронирование билетов

223-66-84С 9.00 до 19.00, кроме субботы и воскресеньяПерерыв с 13.00 до 14.00

Администрация театра

223-85-74Работает с 10.00 и до окончания спектакляПерерыв с 13.00 до 14.00






Независимая система оценки качества











Как пройти




Пресса: 2004 год
распечатать статью

Пять «Золотых масок» на два театра

            Сегодня из Москвы в Новосибирск вернулись представители оперного театра и театра «Глобус», ставшие обладателями национальной театральной премии «Золотая маска». С подробностями небывалого успеха новосибирцев, получивших пять наград, – корреспондент «Ъ» Ирина Ульянина.

            Напоминаю, что в конкурсе участвовали два спектакля оперного театра – опера «Жизнь с идиотом» Альфреда Шнитке и балет «Дон Кихот» Лео Минкуса. Последнему не повезло. Несмотря на сплошь положительные рецензии и самые лучезарные прогнозы, выданные критиками, жюри под председательством Владимира Урина не сочло возможным отметить солистку Анну Жарову. Возможно, посчитав, что ей пока достаточно  и одной «маски», завоеванной на прошлом фестивале.

            «Жизни с идиотом» тоже оказалось непросто сражаться с «Похождением повесы» Игоря Стравинского, поставленным хорошо знакомым новосибирским театралам Дмитрием Черняковым. В результате «Жизнь…» была признана лучшим оперным спектаклем, а Давида Боровского, художника-постановщика спектакля, наградили «Золотой маской» в номинации «за лучшую сценографию». По словам критика Юлии Бедеровой, «его декорация сделана в знакомых, когда-то модных, теперь респектабельных красках позднесоветского неофициального искусства». Алексей Людмилин, много лет служивший главным дирижером в театре оперы и балета, получил награду как лучший дирижер за постановку в Уфе башкирской народной драмы «Кахым-Туря» Загира Исмагилова.

            Александр Лебедев, воплотивший роль «Я» в «Жизни с идиотом», явился третьим обладателем «маски». Прошлой весной, когда еще шли репетиции, этого обладателя прекрасного баритона терзали серьезные сомнения. Господин Лебедев распевал отрывки из своей партии и ужасался тому, что можно произносить со сцены, например, «Вова громко пердел». Кроме того, партия оказалась чрезвычайно сложной в вокальном отношении – на премьере Александр Лебедев едва не сорвал голос. Но с мая прошлого года спектакль успел обкататься на многочисленных показах, в том числе и на гастролях в Германии, а артист сжился с образом до безукоризненной органики. На фестивальный просмотр литератор и автор либретто Виктор Ерофеев привел всю свою семью: мать с отцом – бывших сотрудников МИДа (Владимир Ерофеев некоторое время был личным переводчиком Сталина), брата Андрея – известного искусствоведа-галериста, взрослого сына, подруг и друзей. Их в постановке восхитил не только текст, чего следовало ожидать, но и все: режиссура Генриха Барановского, солисты, дирижер Евгений Волынский, выступавший музыкальным руководителем проекта. Его работа также выдвигалась на соискание «маски».

            Оперный театр участвовал в фестивале пятый год подряд, а молодежный «Глобус» был выдвинут экспертным советом впервые и сразу по пяти номинациям. «Ъ» уже писал о том, какой ажиотаж творился вокруг комедии «Двойное непостоянство» на фестивале. В кулуарах Большого театра худрук МХАТа Олег Табаков признал, что «глобусовский» спектакль стал для него самым ярким открытием «Золотой маски». Да, ажиотаж вокруг «Двойного непостоянства» в известной степени подогревался интересом к режиссерским новациям Дмитрия Чернякова, но для большинства продвинутой публики откровением стали совершенные актерские работы.

            Конкуренция во всех разделах драматического искусства была просто предельной. Новосибирский спектакль пересекался в одних номинациях с «Египетскими ночами» самого Петра Фоменко. Однако приз  за лучший спектакль малой формы  достался «Глобусу», и эта победа оказалась двойной, поскольку жюри удостоило спецприза актрису Ольгу Цинк. Она была номинирована и на лучшую женскую роль, но уступила Чулпан Хаматовой из «Современника». «Черняков занял меня не сразу, сначала на роль Сильвии была назначена другая актриса. Всего в «Двойном непостоянстве» девять довольно больших фрагментов, и вот каждый день он показывал мне рисунок одного фрагмента, а на следующий день уже требовал результата, гонял нещадно – так что нервы порой сдавали, я ревела, и силы, казалось, на пределе, ведь по вечерам я была занята в текущем репертуаре. Учила роль и ночами, и по дороге домой», – рассказала корреспонденту «Ъ» Ольга Цинк о том, как завоевываются «маски».

            «На церемонии награждения я испытала состояние абсолютного, безграничного счастья, – сообщила «Ъ» по телефону из Москвы директор «Глобуса» Татьяна Людмилина. – И потому, что мы получили высочайшую и заслуженную оценку, и потому, что атмосфера оказалась более чем достойной, – в зале собрался настоящий бомонд. Поздравляли всех нас очень тепло и искренне: такие минуты дорогого стоят».

«Мои директора почему-то не разделял радости от наград»

            Лауреат «Золотой маски» Алексей Людмилин ответил на вопросы корреспондента «Ъ» Ирины Ульяниной сразу после церемонии награждения. Выглядел он более спокойным, чем его супруга, директор «Глобуса». Наверное, сказался изрядный опыт фестивальных побед и работа в жюри самой «Золотой маски».

            – Вас по-прежнему можно назвать новосибирским дирижером, несмотря на «башкирскую» победу?

              Конечно, пожалуйста! Я люблю Новосибирск и отныне планирую больше времени проводить в нашем городе. Хотя на следующей неделе снова отправлюсь в поездку на гастроли, на этот раз в Красноярск – пригласили дирижировать Шестой симфонией Шостаковича.

             – Вот как? Шостакович – просто красная нить вашего творчества… Памятна ваша постановка «Леди Макбет Мценского уезда» совместно с Мстиславом Ростроповичем. Тогда наш театр взял первую «Маску».

             – Да, и его бывшего директора господина Егудина это обстоятельство очень огорчило, он даже не мог скрыть своих эмоций. Знаете ли, посему-то директора театров, где мне доводилось работать, негативно реагируют на награды. Вот и сейчас я уволился из Башкирского театра оперы и балета, как когда-то из нашего «Сибирского Колизея».

– Странно, вы столько спектаклей выпустили там за два сезона. Да и уфимский оркестр никогда до вашего руководства не славился, считался слабым. Впрочем, может, директора руководствуются советом Пастернака, писавшего, что «пораженье от победы ты сам не должен отличать»?

– Не думаю, что они заходят так далеко в своих помыслах, полагаю, ими руководят иные, более прозаические мотивы.

– Меня удивляет и другое: как вам удалось столь успешно освоить башкирский национальный эпос?

– Я увлекся материалом, проникся им. Он в самом деле самобытный, колоритный: Кахым-туря – это же реальное историческое лицо, он вел в бой башкирские войска на войне с Наполеоном в 1812 году. А в постановке мне очень помог новосибирский композитор Саша Абраменко, выполнивший оркестровки. Мы и прежде с ним сотрудничали, и сейчас имеем совместные планы. А еще помог другой мой добрый друг – санкт-петербургский режиссер Иркин Габитов, у нас с ним всегда было взаимопонимание с полуслова. Недаром, получая «Золотую маску» от Любочки Казарновской и Святослава Бэлзы, я благодарил оркестр и этих людей.

– Поле новой награды осталась еще какая-нибудь мечта?

– Да, есть. Хочется вновь работать в Новосибирске, где мне все мило и дорого – музыканты, слушатели, театр, жена, наконец, моя собака… 

            Ирина Ульянина, «Коммерсантъ», 14.04.2004

 

Уважаемые зрители!Театр оставляет за собой право в исключительных случаях осуществлять замену артистов в спектаклях.
Глобус
Новосибирский академический молодежный  театр