Касса театра

223-88-41Ежедневно с 10.00 до 19.00 Перерыв с 14.15 до 14.30 и с 16.15 до 16.30

Бронирование билетов

223-66-84С 9.00 до 19.00, кроме субботы и воскресеньяПерерыв с 13.00 до 14.00

Администрация театра

223-85-74Работает с 10.00 и до окончания спектакляПерерыв с 13.00 до 14.00






Независимая система оценки качества











Как пройти




Пресса: 2015 год
распечатать статью

Обладатель спецприза жюри — Лаврентий Сорокин

 

Два новосибирских академических драматических театра — «Глобус» и «Красный факел» — с честью выступили на российском театральном фестивале «Золотая маска».

Субботним вечером, 18 апреля, в Москве, на сцене музыкального театра имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко состоялась церемония вручения национальных премий фестиваля «Золотая маска» — главного театрального смотра страны. Событие для людей, неравнодушных к искусству, важнейшее в году. Практически каждый год наши, новосибирские, театры дают повод для гордости. Не только потому, что возвращаются с наградами, а прежде всего потому, что их спектакли участвуют в фестивале, собирают аншлаги в «намоленных» культовых залах, становятся предметом живого интереса, споров и восторгов, рассматриваются жюри в нескольких номинациях. Если вдуматься, это большая честь, ведь в программе «Золотой маски» преобладают сценические произведения двух столиц, в конкурсе представлены творения мэтров, реальные значительные достижения в области театрального искусства. 

Напомню, что экспертный совет «Золотой маски» выдвинул на соискание национальной премии два наших, сделанных в Новосибирске, спектакля — краснофакельский Kill Тимофея Кулябина (в номинации «Спектакль большой формы») и глобусовскую «Крейцерову сонату», поставленную Алексеем Крикливым (в номинации «Спектакль малой формы»). Оба постановщика — известные интеллектуалы, главные режиссеры «махин» — академических театров с историей, с серьезной биографией и богатой индивидуальностями труппой, и оба они не впервые попали в ротацию, были номинированы в престижном, важнейшем разделе «Работа режиссера». Их «соперниками» стали Лев Додин, Генриетта Яновская, Кирилл Серебренников, Андрей Могучий, Юрий Бутусов, Константин Богомолов, Сергей Женовач, Клим. А также иностранцы с прославленными именами — Робер Лепаж, Деклан Доннеллан, Джулиано Ди Капуа. В списке из 20 имен, помимо Крикливого и Кулябина, всего два представителя так называемой провинции: прекрасный Михаил Бычков — худрук Воронежского Камерного театра и удивительная Степанида Борисова, возглавляющая самобытный коллектив «Олонхо» в Якутске. 

Не менее напряженное соперничество сложилось в номинации лучших женских ролей — Дарья Емельянова, исполнившая Луизу Миллер, рассматривалась жюри в одном ряду с Елизаветой Боярской, Ксений Раппопорт, Алисой Фрейндлих, Викторией Исаковой и многими другими великими актрисами современности. И номинанта на премию за лучшую мужскую роль Лаврентия Сорокина окружили абсолютные гении актерской профессии — Евгений Миронов, Сергей Чонишвили, Данила Козловский. Казалось бы, в этой ситуации лидировать невозможно. Но свершилось обыкновенное чудо, акт справедливости — заслуженный артист России Лаврентий Сорокин за роль Позднышева в «Крейцеровой сонате» Л. Н. Толстого удостоился спецприза жюри. «Золотую маску» ему вручил Алексей Бартошевич — внук Качалова, театровед и главный шекспировед страны, сказавший очень важные и искренние слова о том, что Лаврентий — яркий представитель русской психологической школы, достигающий глубокого проникновения в образ персонажа. Обладатель награды Сорокин растрогался, прослезился, сказал: «Спасибо, что живой», ничуть не играя. Его победа действительно дорогого стоит. Актер достиг предельной высоты понимания, погружения в образ и преодолел болезнь, чтобы жить и вновь постигать, любить своих детей, служить театру. 

Мне очень жаль, что без «Масок» остался «Красный факел», спектакль которого Kill был номинирован также за работу сценографа Олега Головко и работу художника по свету Дениса Солнцева. Мог бы победить пять раз. Редкий год, когда я не летала на фестиваль в Москву, но бесконечно расспрашивала о его ходе друзей и коллег по телефону, вела нескончаемые переписки в соцсети. И, конечно, следила за ходом церемонии награждения online, и посмотрела ее запись на канале «Культура». Накануне раздачи слонов так волновалась и нервничала, словно от результатов церемонии зависит мое личное счастье. Даже заключила пари насчет того, что Тимофей Кулябин и его постановка будут отмечены. Проиграла, проспорила... Мне казалось, что победа Кулябина принципиально важна, это некий маркер, показатель того, что здравомыслящих людей больше, чем стагнатов. На самом деле, итоги «Маски» доказали, что думающих людей больше, чем идиотов, и без победы, овеществленной в обладании чудесным фарфоровым изваянием Олега Шейнциса на зеркале в аранжировке драгоценных камней. Хорошо, что обошлось без провокаций, а инсинуации насчет пиара, заработанного режиссером как бы скандальным «Тангейзером», отпали. Нет, репутация зарабатывается не пиаром, не негативным резонансом, а в результате глубокой вдумчивой, порой мучительной ежедневной работы. Это миф, что режиссер может проснуться знаменитым на волне судебных разбирательств, митингов etc.

Показ спектакля Kill проходил в театре имени Вахтангова, на Арбате, запруженном ловцами лишних билетов. Билеты были проданы много заранее, в зал невозможно было попасть. А публика оказалась разношерстной — состояла отнюдь не из поклонников или антагонистов режиссера, а большей частью из тех, кто любит театр, нуждается в его образности, метафорах и иносказаниях. Мне представляется ценным, что спектакль Kill по трагедии Шиллера со временем растет, приращивает смыслы. В Москве он прошел не просто хорошо, а именно с приращением. В зале, конечно, было полно недоброжелательной критики, которая поворчав удалилась. И присутствовали такие достойнейшие специалисты, такие как Марина Давыдова — главный редактор журнала «Театр», одна из первых выдержавшая удар, отстаивавшая, аргументированно защищавшая постановку оперы «Тангейзер» и право на свободу творчества в мракобесном эфире Соловьева. 

В театре имени Евгения Вахтангова после показа Kill овации стояли стеной, публика много раз вызывала на поклоны артистов. Все то же, подобный триумф дважды повторился в Театре наций, где на Малой сцене в финальные дни фестиваля «Золотая маска» дважды показывалась «Крейцерова соната». В общей сумме два спектакля увидели около тысячи зрителей. Не так уж много, но театр не эстрадная арена, она не для развлечений, а для пробуждений чувств, для размышлений. В этом смысле новосибирцы оставили мощный след. 

Из забавного. На церемонии «вручантом» наград выступил министр культуры РФ Владимир Мединский в паре с прелестной Дарьей Мороз. Когда его объявили, послышался ропот, и речи министра сопутствовал выкрик из зала: «Верните «Тангейзер»!» Мединский хотел, но не мог не отреагировать — реплике сопутствовал гром аплодисментов. Глава ведомства отговорился: «Может быть, в концертном исполнении», — и кивнул на лауреатов в номинации меценатов — главу администрации Воронежской области Алексея Гордеева и директора компании «Северсталь» Алексея Мордашова: «Можно «Северстали» предложить выступить спонсором «Тангейзера»!» Более лукавого ответа нарочно не придумать. 

Мне думается, что главный итог «Золотой маски-2015» в том, что при всей широте и пестроте охвата национальный фестиваль совершенно справедливо выделил лидеров процесса и вновь доказал чеховское «Без театра нет жизни». 

 

Ирина Ульянина, «Новая Сибирь», 24.04.2015

Уважаемые зрители!Театр оставляет за собой право в исключительных случаях осуществлять замену артистов в спектаклях.
Глобус
Новосибирский академический молодежный  театр