Касса театра

223-88-41Ежедневно с 10.00 до 19.00 Перерыв с 14.15 до 14.30 и с 16.15 до 16.30

Бронирование билетов

223-66-84С 9.00 до 19.00, кроме субботы и воскресеньяПерерыв с 13.00 до 14.00

Администрация театра

223-85-74Работает с 10.00 и до окончания спектакляПерерыв с 13.00 до 14.00














Как пройти




Пресса: 2013 год
распечатать статью

Легко ли быть номинантами? Или Путешествие, похожее на подвиг

 

            Выступления новосибирского академического молодежного театра «Глобус» на российском национальном театральном фестивале «Золотая маска» вызвали зрительский ажиотаж в Москве.

Вчера, 11 апреля, в Новосибирск вернулись участники спектакля «Август: графство Осейдж», дважды с невероятным успехом показывавшегося на фестивале-конкурсе «Золотая маска». Клише «усталые, но довольные» применительно к актерам и другим высококвалифицированным сотрудникам ГАМТ «Глобус» не объясняет их реального эмоционального состояния. В ответственнейшей творческой командировке коллектив словно выдержал экзамен и оценен по достоинству высоко. Наблюдавшая за ходом показов из столичных залов и за кулисами корреспондент «НС» Ирина Ульянина делится подробностями триумфальной поездки «Глобуса» в репортаже, присланном из Москвы. 

4 апреля поздним вечером в аэропорту «Домодедово» приземлился самолет рейса U6-103, которым прибыли сразу 130 участников мюзикла о надеждах и мечтах «Алые паруса» Максима Дунаевского: симфонический оркестр, хор, балет, студийцы и артисты. Они еще на регистрации обратили на себя внимание остальных пассажиров. Выглядели колоритно, благоухали модным парфюмом, настроение имели самое что ни на есть приподнятое. К тому же отдельные кресла в салоне лайнера заняли крупные струнные инструменты, «большие машины», как их в шутку называл музыкальный руководитель постановки и дирижер Алексей Анатольевич Людмилин, лауреат «Золотой маски». Весь полет музыканты и артисты, самому юному из которых семь лет, рассказывали любопытным москвичам, летевшим тем же рейсом, об особенностях спектакля, нетипичного для драматического театра. И попутчики загорелись желанием попасть на «Алые паруса», но это мало кому удалось. Билеты были проданы за неделю до приезда новосибирцев, несмотря на то, что зал академического детского музыкального театра имени Натальи Сац, где исполняли мюзикл, огромен, рассчитан на 1100 мест. 

Театр этот, расположенный на проспекте Вернадского, — образец архитектуры «победившего социализма» — размашисто-огромный, внутри целиком отделанный бело-серым мрамором, с множеством квадратных хрустальных люстр в фойе и в зале, — давно не знал подобного аншлага-переаншлага. Погода стояла гнусная — весь день то дождь, то снег, да с пронизывающим ветром. Многочисленные скульптуры, крупные фигуры муз, установленные на газонах перед входом, утопали в сугробах по пояс. А продрогшие люди, жаждавшие зрелищ, спрашивали лишние билетики уже за 500 метров от театра. Кассу же просто закрыли. 

Начало спектакля «Алые паруса» задержали на 15 минут именно из-за того, что публика не могла рассесться: на некоторые места билеты были проданы дважды. «Пострадавшим» выдавали стулья, но их катастрофически не хватало. Многим пришлось смотреть стоя или устроившись на ступенях амфитеатра. Я сама принесла себе табуретку из-за кулис и отчаянно переживала, какой будет слышимость. В памяти были свежи долгие и мучительные звуковые репетиции — действительно колоссальную сложность составляла настройка радиомикрофонов для сцены и зала другой конфигурации, нежели в «Глобусе» (сцена менее глубокая). Звуковая и техническая репетиции длились весь день до глубокого вечера 5 апреля, и в тот же день накануне показа режиссер Нина Чусова (номинант премии за лучшую режиссуру в мюзикле) провела прогон. В отель три автобуса со 150 участниками вернулись к полуночи, а наутро повторились и репетиция, и прогон. В общем, эйфория, сопутствующая полету в Москву, улетучилась. Все работали, кажется, на пределе возможностей. Особенно досталось монтировщикам декораций, прилетевшим раньше всех, разгрузившим три фуры и так и оставшимся ночевать в театре имени Н. Сац, чтобы не тратить время на дорогу до отеля и все успеть. Под словом «все» я подразумеваю и установку системы, проливающей дождь на авансцене, — подобный эффект никогда здесь не использовался, как и видеотрансляция такого уровня, как в наших «Алых парусах».

Так вот о звуке. В прологе немножко шипело, неразборчивы были слова в соло и хоровом пении — звучание при пустом зале разнится от звучания в зале, до отказа заполненном. Но звукорежиссер Андрей Циунчик и звукоинженер Асхат Шаймарданов мгновенно справились с этой проблемой, далее все шло идеально. Достойна больших похвал оркестровая яма — большая, глубокая, полукругом выдающаяся в зал с прекрасной акустикой. Меломаны оценили молодежный симфонический оркестр «Глобуса», устроив овацию дирижеру Людмилину перед вторым действием. 

Еще до поездки я прочла в мартовском номере почитаемого мной журнала «Сноб» публикацию «Восемь событий «Золотой маски», которые нельзя пропустить», ведет ее обозреватель Вадим Рутковский. Он справедливо заметил, что все не охватить, потому перечислил гастрольных хедлайнеров. Среди них «Гедда Габлер» Камы Гинкаса в питерской Александринке, «Дядя Ваня» Андрея Жолдака, «Злая девушка» Дмитрия Волкострелова в питерском ТЮЗе имени Брянцева и другие. И в этом ряду не последним номером — наши «Алые паруса». Цитирую: «Мюзикл молодежного театра «Глобус» из Новосибирска приезжает в Москву в качестве номинанта «Золотой маски». Среди его соперников — еще одни «Алые паруса», из Перми. 

Версия Чусовой, на наш взгляд, симпатичнее: баланс между ностальгией и дуракавалянием точен» 

Я бы в список из восьми спектаклей добавила «Без названия», раннюю чеховскую пьесу, поставленную Евгением Марчелли, худруком Ярославского театра имени Ф. Волкова. Это пример изощренного режиссерского мышления, визуализирующего тайные и явные душевные движения персонажей в увлекательнейшей манере, в калейдоскопе воплощений. Однако на том изумительном, живом, волнующем спектакле, показывавшемся на сцене Театра имени Маяковского, и зал был не так, чтобы битком набит, а верхние яруса и вовсе пусты. Я не думаю, что на посещаемость как-либо влияют реклама и публикации. На рецензии и рейтинги все же реагирует в основном продвинутая часть публики, специалисты. Но в Москве, на «Маске» действительно ощущается некий холодок недоверия по отношению к театральной провинции. То, что его удалось растопить нашему «Глобусу», — настоящий феномен. Часть билетов на фестивальные спектакли резервируется для аккредитованных на фестивале персон. Критики, журналисты зачастую и составляют «критическую массу» публики. А на «Алые паруса» 80 процентов билетов были проданы именно через кассу, и упустили возможность посмотреть мюзикл, сделанный в Сибири, только ленивые. Среди зрителей мной был замечен, в частности, известный композитор Ким Брейтбург, автор спектакля «Дуброffский» в нашей музкомедии. Привел своих детей послушать Дунаевского и познакомить с Грином театральный критик, член экспертного совета «Маски» в разделе драмтеатров Александр Вислов. Он признался, что его дочка теперь постоянно напевает «Бутылка из-под виски» и другие хиты, вполне подходящие под определение дуракаваляния. 

— Этот спектакль — подвиг продюсера, — лаконично изложил свое мнение Роман Должанский, обозреватель «Ъ», организатор многих театральных форумов. 

Сама же продюсер «Алых парусов», совершившая подвиг, директор «Глобуса» Татьяна Людмилина, денно и нощно присутствовавшая на всех репетициях, кажется, совсем не насладилась триумфом. Когда после долгого шквала аплодисментов исполнители радостно обнимались и ликовали за занавесом, она не расслаблялась, продолжала командовать: детей — спать, реквизит — паковать. Скажу вам по секрету, что на моих глазах Нина Чусова получила SMS от члена жюри: «Поздравляю, шанс есть!», хотя членам жюри строго-настрого запрещено делиться мнениями с номинантами. А дети-актеры все же поздним вечером перед сном посетили Красную площадь — а иначе как почувствовать, что побывал в Москве? Естественно, на прекрасно иллюминированной площади и в апрельский снегопад наблюдалось столпотворение, создававшее впечатление Moscow never sleep. Правда, среди гуляющих вряд ли можно было встретить хоть одного коренного москвича, — «бал» правили туристы и наши счастливые артисты. 

Справедливости ради замечу: отнюдь не все злобные критики позитивно отнеслись к нашим «Парусам», но живая непосредственная реакция зала всех ошеломила. Я думала, современным подросткам не свойственно кричать «браво!» и «бис!», а они не могли остановиться в излияниях восторга и подражали бисировавшим взрослым. Примечательным мне представляется мнение Татьяны Тихоновец, опытного театроведа, для которой просмотр новосибирской версии «Алых парусов» был уже девятым (!) по счету увиденным воплощением сочинения М. Дунаевского. 

«Новосибирский спектакль с его открытой, откровенной романтикой, оказывается, и есть то, в чем сегодня нуждается зритель», — сказала она. 

А объективный, непредвзятый Вадим Рутковский в апрельском номере «Сноба», продолжая оценивать масштаб культурных событий, выделил всего пять пунктов, поставил в один ряд премьеру балета Стравинского «Весна священная» в Большом театре России и второй спектакль «Глобуса». «В конкурсной программе фестиваля «Золотая маска» — инсценировка пьесы Трейси Леттса, осуществленная в новосибирском театре «Глобус». Леттс — популярный американский драматург, работающий на стыке гиньоля и триллера (его «Киллера Джо» экранизировал Уильям Фридкин). Постановщик — один из самых интересных молодых режиссеров Марат Гацалов. То, как «Август» ставить не надо, на «Маске» показывали в прошлом году, в спектакле Омской драмы — фальшивом, крикливом, убогом. Гацалов, у которого актеры просто не могут быть неестественными, выбрал малую сцену, где не спрятаться от жесткого «черного» текста Леттса: «Август — жаркий месяц лета, когда тяжело дышать». За этим стоит главный образ пьесы — духота. Закупоренный дом и спертый воздух, в котором нет никакого свежего дыхания, и в этом спертом воздухе находятся люди, которые сами себя сделали несчастными», — как обычно кратко и четко выразился он. И вновь мне есть, что возразить: омский «Август» вовсе не бездарен, но там использован другой перевод — Романа Мархолиа. 

Наш же продюсер-стратег Татьяна Людмилина, почувствовав колоссальный потенциал пьесы, заказала ее перевод замечательному лингвисту Алле Буховой. Переводчица впервые услышала текст, познала его визуализацию на «золотомасочном» показе, проходившем в знаменитом театре имени Моссовета, в зале «Под крышей». Несколько удивилась — режиссер по-своему поиграл с пьесой, переставил местами фрагменты монологов, слегка сократил. Ее реакцией был респект. Кстати, Москва, сделавшаяся солнечной и приветливой к показу «Августа», украшена афишами с тем же названием. Пьесу Леттса о том, что семья — это ад, сегодня ставят не менее часто, чем «Алые паруса» Грина, вселяющую надежду на чудо любви. 

Театр имени Моссовета в тот день, когда разгружалась фура, монтировались декорации, широко и ярко праздновал свое 90-летие. Вообще, в нем и в последующие дни задержалась, сохранилась аура благожелательности, свойственная праздникам. Первым, кто мне встретился на служебном входе, был не охранник, а Сергей Юрский. Мы не знакомы в том смысле, что нас никто не представил друг другу, но поздоровались, обменялись улыбками, и он сказал, что хотел бы видеть наш спектакль, но, увы, в то же время играет на другой, основной сцене. 

Напомню, что «Август» выдвинут на соискание национальной театральной премии в пяти номинациях. Претендентке на премию за лучшую женскую роль в драме Людмиле Трошиной и Ирине Камыниной, чьими фото украшен буклет фестиваля, выделили гримерку Фаины Георгиевны Раневской. Актрисы говорят, что аура места, этажа, испещренного мемориальными бронзовыми табличками с именами Любови Орловой, Георгия Жженова, Леонида Маркова и других великих коллег по профессии помогала. 

Ну, не знаю... Я тоже столкнулась на том этаже с Виктором Сухоруковым, ясным, как солнышко, словоохотливым, щедрым на теплоту. Он нес в руках охапку букетов да еще сумочку с подаренным коньяком. Мы заспорили над утверждением Пастернака «Быть знаменитым некрасиво», но мне это никак не помогло. Все равно волновалась, как девочка, два дня подряд наблюдая, как играют наши, как реагируют зрители. Пожалуй, в зале, рассчитанном на 100 с небольшим мест, обеспечить аншлаг несложно. Но в ситуации с глобусовскими показами аншлаг был лишним. Не смогли прорваться в переполненный зал и «свои» — бывшие актеры труппы Ирина Петрова, Дмитрий Готсдинер, активно снимающиеся в кино, и другие. Почетное место в зале занял бывший худрук «Глобуса» Григорий Гоберник, самостоятельно позаботилась о билете актриса МХТ имени Чехова Наталья Швец. Да всех не перечислишь — тот случай, когда в зале только звезды, и те, кто завтра ими станет. 

Но сначала повторился подвиг с монтажом декораций, настройкой видеоаппаратуры. Художник-постановщик Алексей Лобанов, номинированный за лучшую сценографию, прямо из аэропорта направился в театр. Вместе с монтировщиками и Маратом Гацаловым, оторвавшимся от работы над постановкой в МХТ имени Чехова, всю ночь таскал им же выбранные камни, старую обжитую мебель, кипы книг. А под утро решил, что оконные проемы в зале «Под крышей» надо закамуфлировать, закрыть гофрированным картоном, и собственноручно выкрасил тот картон в черный цвет. 

По моим ощущениям, высокое, продленное стропилами пространство под крышей Театра имени Моссовета было прекрасно, очень органично для сути спектакля. В нем все ветхое, вдоволь пожившее, пожухшее, но не отжитое. Вдоль прохода к сцене громоздятся ржавые велосипеды и вполне приличные венские стулья, сквозь прорехи кровли виднеется небо... В нем все настраивало на соединение камерности с космосом мироздания. И все два вечера наши актеры играли с удивительной пронзительностью — вовсе не ради премий, а ради счастья служить профессии, заниматься искусством. 

 

Ирина Ульянина, «Новая Сибирь», 12.04.2013

Уважаемые зрители!Театр оставляет за собой право в исключительных случаях осуществлять замену артистов в спектаклях.
Глобус
Новосибирский академический молодежный  театр