Касса театра

223-88-41Ежедневно с 10.00 до 19.00 Перерыв с 14.15 до 14.30 и с 16.15 до 16.30

Бронирование билетов

223-66-84С 9.00 до 19.00, кроме субботы и воскресеньяПерерыв с 13.00 до 14.00

Администрация театра

223-85-74Работает с 10.00 и до окончания спектакляПерерыв с 13.00 до 14.00













Как пройти




Пресса: 2015 год
распечатать статью

«Первая Любовь»: дальше – только смерть

 

Ученица Камы Гинкаса Ирина Керученко, известная по золотомасочному спектаклю «Кроткая», инсценировала на малой сцене новосибирского театра «Глобус» повесть Ивана Тургенева «Первая любовь».

Иван Тургенев отметился в российском театре в основном «Месяцем в деревне». Тонкий, неспешный, светящийся спектакль Александра Кузина по этой пьесе шел несколько лет назад на той же малой сцене «Глобуса». С тех пор можно было признать, что у «Глобуса» с Тургеневым отношения сложились.

И вот ученица Камы Гинкаса Ирина Керученко переносит на подмостки повесть Тургенева «Первая любовь», вполне обходясь без драматургической основы. Ее интересует звучание прозаического слова, силой актерского переживания превращающегося в поэзию. 

«Первая любовь» — тот же месяц в деревне. Солнышко, птички, безделье. Организм оттаивает, расслабляется, тянется к лирике. Заняться больше нечем, не все ж пряжу в клубки мотать. Короче, отпуск по-нашему, хотя господа не знали такого слова. Как и в пьесе «Месяц в деревне», в «Первой любви» страсти накаляются в любовном треугольнике. Впрочем, это уже многогранник, состоящий из банды поклонников, на острие которого субтильная блондинка Зинаида.

Каждому гостю, совершенно случайному в ее жизни, отведена своя роль. Один  — трагический поэт, круглые сутки готовый с неизбывным пафосом декламировать свои вирши. Другой по-гусарски молодцеват, сдержан, суров, иногда свиреп. Третий услужлив, дурашлив, нарочито оживлен. А юный Вольдемар, шестнадцати лет отроду, получив право носить шлейф царицы, умудряется утратить волю, но сохранить чувство собственного достоинства. Зинаида из них веревки вьет, ради утверждения своей власти устраивая игру в фанты — и всегда остается недоступной.  

Любая бы позавидовала Зинаиде — столько воздыхателей вокруг! Есть из кого выбирать; неплохую, а то и отличную партию мог бы составить каждый из них. В наш век дефицита приличных мужчин ускользающая Зинаида кажется барышней из позапрошлого века. Она такая и есть. Но закон человеческих чувств для особ с бледной кожей и вулканом внутри один на все времена — любовь не ищет легких путей.

Она наиболее благосклонна к мальчику. Потому что человек, имеющий отношение к объекту страсти, становится значительнее и дороже. Потому что у него такие же глаза. Потому что если нельзя целовать  любимого мужчину, то будешь целовать его сына — как добрая милая тетушка, хотя какая из нее тетушка. Все ее капризы, кокетство, непредсказуемость, импульсивность вызваны болью неуправляемого чувства. «Как тяжело», — выдыхает красивая девушка, зябким клубком сворачиваясь на полу, как персонажи «Вишневого сада» у Някрошюса. «Отчего тяжело?» — не понимает пока Вольдемар. Скоро поймет. Сначала узнает, кого она любит, а потом поймет, что это такое — первая любовь.

Первая любовь не у Вольдемара. Он всего лишь влюблен. Влюбленность проходит так же быстро, как юность. Он потерзается — и успокоится, окончит университет, встретит старого приятеля, спросит про Зинаиду, нацелится к ней в гости… Но не успеет. Ее уже не будет в живых.

Отец Вольдемара уйдет еще раньше, успев оставить предсмертное письмо сыну: «Берегись женской любви — этого счастья и этой отравы». Этим двоим, зрелому женатому мужчине и двадцатилетней девушке на выданье, отхлеставшим друг друга любовью, некуда было идти. Вместе — нельзя. Врозь — невозможно.

И Шопен, которого Зинаида наигрывала на фортепиано, — Шопен со своим неизбывным стремлением к счастью и осознанием его недостижимости — только бередил душу. Музыка «будит в нас потребность любви и не в силах удовлетворить ее. Она нас тихо гонит в другие, живые объятья, а мы ее не понимаем и чего-то жаждем от нее самой». Правда, Тургенев писал это о природе в романе «Накануне», но в спектакле «Глобуса» все проникнуто этой тоской и нервностью, этой жаждой недоступного, а потому и прекрасного. 

Он просил ее и дальше встречаться тайком. Она просила его уйти от жены. Он ударил ее хлыстом. Она облизала с руки кровь. Рифма к последнему слову известна.

В спектакле «Первая любовь» заняты: Никита Зайцев (Вольдемар), заслуженный артист России Павел Харин (Отец), Светлана Прутис (Матушка), Екатерина Аникина (Зинаида), заслуженная артистка России Тамара Кочержинская (Княгиня Засекина), Алексей Архипов, Денис Васьков, Андрей Вольф, Алексей Кучинский, Нияз Оспанбаев (Молодые люди), Владимир Алексейцев (Вонифатий, лакей в доме Засекиных), заслуженный артист России Владилен Кондрашов (Федор, дворецкий).

 

Яна Колесинская, «Сибнет», 30.11.2015

Уважаемые зрители!Театр оставляет за собой право в исключительных случаях осуществлять замену артистов в спектаклях.
Глобус
Новосибирский академический молодежный  театр