Касса театра

223-88-41Ежедневно с 10.00 до 19.00 Перерыв с 14.15 до 14.30 и с 16.15 до 16.30

Бронирование билетов

223-66-84С 9.00 до 19.00, кроме субботы и воскресеньяПерерыв с 13.00 до 14.00

Администрация театра

223-85-74Работает с 10.00 и до окончания спектакляПерерыв с 13.00 до 14.00













Как пройти




Пресса: 2015 год
распечатать статью

«Ты – благо гибельного шага»

 

В «Глобусе» сыграли премьеру «Первой любви» Тургенева.

Ирина Керученко выбрала для своей первой работы на Малой сцене «Глобуса» самую известную повесть Ивана Тургенева, которую сам писатель называл автобиографической. Своей главной задачей режиссер назвала поиск баланса «между словом писателя и моими представлениями о том, как это должно звучать и выглядеть». Главную роль – Вольдемара – сыграл Никита Зайцев.

Постоянный соавтор режиссера сценограф Мария Утробина выстроила на сцене своего рода деревянный абрис помещичьего летнего дома – серые стропила, высокие парадные двери, лестничные пролеты и завешенные гардинами окна. В финале матушка Вольдемара (Светлана Прутис) будет яростно срывать занавески, не оправдавшие надежд на безмятежный отдых. В углу стоит кровать героя, и степенный дворецкий Федор (Владилен Кондрашов), обходя дом, аккуратно поправит под кроватью фарфоровый ночной горшок. По центру сцены – деревянный стол со стульями. Когда действие разворачивается в парадной гостиной семьи Вольдемара, он застелен белоснежной крахмальной скатертью. Когда события переносятся в неказистый флигель княгини Засекиной – скатерть сменяется стареньким вязаным покрывалом. Расшалившаяся Зинаида иногда заворачивается в него, как в шаль.

Актриса Екатерина Аникина ведет сложный рисунок роли княжны на постепенно нарастающем внутреннем напряжении. Ее Зинаида откликается на любые колебания воздуха и сама тормошит всех окружающих, не давая опомниться никому из плотного кольца обступивших ее влюбленных мужчин. Актриса играет не столько реальную девушку, сколько юношескую грезу мальчика-поэта.

Вольдемар (Никита Зайцев) – главное открытие многонаселенного и ансамблевого спектакля, его первая скрипка и его камертон. Его герой участвует в действии и его комментирует. Вот он переживает первую встречу с поразившей девушкой и тут же, обратясь в зрительный зал, комментирует свои переживания и чувства. Вот граф Малевский (Алексей Кучинский) просит продать ему счастливый фант за сто рублей, и, весь вспыхнув, Вольдемар категорически отказывается. Вот пылкий красавец-гусар Беловзоров (Нияз Оспанбаев) в своем сине-красном мундире с кивером в руках склоняется поцеловать ручку Зинаиде, и Вольдемар с трудом удерживает дрожь ревности. А вот Зинаида, испугавшись за его жизнь, слушает его сердце, и сладкая истома звучит в голосе героя, который рассказывает нам, как бы теперь хотелось вздохнуть всей грудью последний раз и перестать дышать. Все равно уже ничего лучше в жизни не будет.

Одна из лучших учениц Камы Гинкаса – Ирина Керученко в этой постановке показала свою близость еще к одной мощной театральной школе – школе Петра Фоменко. Бог весть какими воздушными токами это передается. Но актеры новосибирского «Глобуса» тут показали и воздушную легкость игры с образом, и изящество скольжения в совпадении-стилизации со своим персонажем, считающиеся фирменными приемами «Мастерской». Все как бы понарошку, но и всерьез. Все шутки, свойственные театру, тут никак не мешают и глубине, и точности.

Пожалуй, лучшая сцена – финал первого акта, когда вихрь веселья подхватывает и несет не только всю молодую разношерстную компанию и их прелестную царицу, но вовлекает и степенного лакея Вонифатия (Владимир Алексейцев), и эпикурейски-добродушную княгиню Засекину, сыгранную Тамарой Кочержинской с настоящим комедийным брио. Звенит гитара, несутся в хороводе и поэт Майданов (Алексей Архипов), и темный господин Нирмацкий (Андрей Вольф), и умный доктор Лушин (Денис Васьков), звенит самый воздух сцены. Всё пьяно радостью, молодостью, любовью. И где-то далеко-далеко сторожит отчаяние.

Гордая девушка, ищущая равного по силе, в результате встречает волю более твердую и жестокую, чем ее своеволие. Павел Харин играет отца героя и его соперника в любви человеком незначительным и самодовольным настолько, что начинает казаться, что Зинаида сама выдумала своего демона. Снижение важнейшего образа повести не только идет вразрез с текстом, но и смазывает драматичность внезапного разоблачения тайны.

В повести Тургенева полет первой любви неотделим от ее падений, восторг – от боли и страха, восхищение – от сострадания. Пока в новосибирском спектакле радости первой любви явно перевешивают беды. Недаром ключевая сцена повести не показана на сцене, а только рассказана героем. Вольдемар скороговоркой повествует залу, как случайно стал очевидцем разговора Зинаиды с его отцом. Увидел, как отец, подняв хлыст, ударил им по рукам любимой девушки. Как на ее белой руке выступила полоска крови и как Зинаида поцеловала этот рубец, оставленный обожаемым человеком. Именно этот удар, принятый с восторгом и кротостью, – важнейший итог тургеневской повести о первой любви, навсегда оставившей шрамы в сердце. Первая любовь обрывается высокой нотой боли, грусти, безнадежности.

Дом, в котором все были так счастливы и так несчастны, будет безжалостно разрушен самими обитателями. Со стола сдернут скатерть, с окон – гардины, с кровати – подушки. Разлетится пестрый дачный кружок, потерявший свой центр. И сухо, почти протокольно, герой, выйдя на авансцену, расскажет о внезапной смерти отца. И о том, что с вышедшей замуж Зинаидой повидаться не успел – умерла родами.

 

Ольга Игошина, «Новые известия», 08.12.2015

Уважаемые зрители!Театр оставляет за собой право в исключительных случаях осуществлять замену артистов в спектаклях.
Глобус
Новосибирский академический молодежный  театр