Касса театра

223-88-41Ежедневно с 9.00 до 19.00 Перерыв с 14.15 до 14.30 и с 16.15 до 16.30

Бронирование билетов

223-66-84С 9.00 до 19.00, кроме субботы и воскресеньяПерерыв с 13.00 до 14.00

Администрация театра

223-85-74Работает с 10.00 и до окончания спектакляПерерыв с 13.00 до 14.00










Независимая система оценки качества











Как пройти




Пресса: 2012 год
распечатать статью

Актерская режиссура

Актер «Глобуса» Денис Малютин выбрал для режиссерского дебюта пьесу

о солдатских матерях

 

Театр «Глобус» представил камерную премьеру: в январе на малой сцене прошли первые показы спектакля «Мамочки» по одноименной пьесе уральского драматурга Владимира Зуева. Постановщиком полуторачасовой «повести о бессмертии» выступил новосибирский артист и по совместительству студент режиссерского факультета Театрального института имени Бориса Щукина Денис Малютин. Приправленная горечью реальных событий притча о силе материнской любви, обесточить которую не дано ни на том, ни на этом свете, продолжила проект «Третья сцена», в рамках которого актерам «Глобуса» предоставляется возможность реализовать свои режиссерские амбиции.

На драматургической карте России автор «Мамочек», «Круговой обороны» и еще порядка двадцати камерных пьес появился в начале нулевых. В одной из путешествующих по недрам рунета биографий уральского автора сказано, что когда-то по состоянию здоровья Владимир получил «белый билет», с тех пор «считает, что своим погибшим в обеих чеченских кампаниях ровесникам он маленько должен». Он два раза ездил в Чечню с гуманитарной помощью. Именно по итогам этих поездок и родилась пьеса «Мамочки» — основанная на реальных событиях история солдатских матерей, которые потеряв на войне сыновей, отправились на вражескую землю, чтобы найти своих детей живыми или мертвыми. «С чеченскими матерями мне удалось встретиться по дороге в Чечню. Два дня мы ехали на «Газели» туда, два дня обратно и разговаривали с матерями. Мамочки рассказывали мне, как они искали детей. Кто-то узнавал, что сын в плену. Кто-то опознавал трупп по ДНК и хоронил на родине. Кто-то не находил, но продолжал ездить в Чечню к солдатам, как к своим сыновьям, — рассказывает драматург Владимир Зуев. – После той встречи я понял, что про мамочек нет никакой информации. Единственное документальное свидетельство – третья часть фильма недавно умершего режиссера Сергея Говорухина «Прокляты и забыты». Там в кадре появляется одна из моих героинь и показывает в камеру фотографию своего сына. Больше ничего. Они даже на памятник погибшим солдатам собирают по копейкам. Когда я написал пьесу «Мамочки», сразу отправил текст этим женщинам. Они прочитали пьесу, посмотрели спектакль и поняли, что о них узнали. Для них это было большое облегчение».

Режиссер спектакля Денис Малютин пришел к «Мамочкам» иным путем. В Москве он увидел первую столичную постановку пьесы Зуева в исполнении выпускников Театрального институтаим. Бориса Щукина: «Этот спектакль поставил мой педагог Вячеслав Владленович Терещенко. Вернувшись в Новосибирск, я прочитал пьесу, позвонил ему и спросил, могу ли я поставить «Мамочек». И он благословил меня на постановку. Получив благословение от педагога, я позвонил художнику Николаю Чернышеву, и мы начали разрабатывать сценографическое решение. Затем началась работа с артистами. Все артисты, с которыми я работал как режиссер, прекрасно знали меня как актера. Поэтому репетиции спектакля проходили очень органично. У нас было и единение, и согласие, и всестороннее принятие материала. Для меня театр – искусство коллективное. И собрав вокруг себя такую команду, я только закрепился в своем понимании. Конечно, ответственным за постановку был я, но работали мы все вместе».

Драматург Владимир Зуев новосибирской интерпретацией «Мамочек» остался доволен: «Эту пьесу очень много ставят. Правда, чаще в качестве дипломных спектаклей или в любительских театрах. Говорят, профессиональным режиссерам, особенно в столице, ближе комедии, нежели серьезные высказывания. Многие постановки своих «Мамочек» я видел. Самым запоминающимся оказался спектакль щукинского училища, который мы недавно показывали в Дагестане, в Хасавюрте, где в 1996 году было подписано соглашение о мирном урегулировании отношений между Россией и Чечней. Зал принимал спектакль потрясающе. Нас потом долго не отпускали. Женщины, которых коснулись события пьесы, рассказывали, как вместе с чеченками ходили искать своих сыновей. Мужчины плакали… Было среди спектаклей по «Мамочкам» и много неудачных постановок. Неудачных – в плане ухода в ложный пафос. Постановка Дениса Малютина порадовала меня отсутствием ассоциаций с конкретным временем, переключением с быта на метафору. Это очень хорошо. Время проходит, война заканчивается, и лобовой рассказ о войне теряет свою актуальность. А в метафорической, притчевой форме пьеса будет звучать современно и много лет спустя».

Выход на метафорический уровень, автор пьесы воспринимает не только как наиболее естественный способ актуализации текста, но и как краеугольный камень своего произведения: «Работая над пьесой, я сознательно хотел уйти от привязки к какой-либо конкретной войне. «Мамочки» — пьеса про единственную немотивированную любовь, пьеса о любви матери к своему ребенку. Война в данном случае – всего лишь предлагаемые обстоятельства: пропал ребенок, и мать отправляется на его поиски».

Поиски сыновей оборачиваются годами испытаний, которые безжалостно стирают грань между миром мертвых и живых. В нарочито скупом сценографическом решении «Мамочек» (еще одно подтверждение удивительного дара художника Николая Чернышева умещать в нескольких деталях вечность: четыре казарменных кровати и груда касок-камней) раскрывается история предельного эмоционального накала. Наяву четыре героини (Тамара Кочержинская, Наталья Орлова, Евгения Краснова и Светлана Прутис) без устали раскапывают солдатские могилы, а в загробном мире трое погибших парней (Александр Липовской, Максим Гуралевич и Владимир Дербенцев) мечтают отомстить врагам и уехать вместе с мамами домой. Откровения убиенных солдат накладываются на исповедь заживо погребенных бедой женщин. Муки матерей эхом вершат звонкий смех погибших солдатиков. Брошенная на полпути жизненная сила вечных мальчишек сливается с голосом материнского сердца. А страшные подробности мытарств матерей на чужбине омываются неиссякающей надеждой на встречу. И матери, и сыновья имитируют жизнь, потому что время для них давно остановилось: нет ни времени, ни воздуха, ни направления. Нестерпимая человеческая боль заполоняет сцену, вызывая неустанные потоки зрительских слез, — достойная плата за честный и откровенный рассказ. Это благородство и искренность посыла подкупают: становится неприличным говорить о технических несовершенствах постановки. Тематическое подвижничество скрадывает углы, банальности, провисания, шероховатости актерской до мозга костей режиссуры и прощает настойчивое желание постановщика позволить коллегам по сцене отвести душу. Так легким движением постановочной мысли «Мамочки» превращаются в идеальную пьесу для успешного режиссерского дебюта.

 

Марина Вержбицкая, «Новая Сибирь», 03.02.2012

 

Уважаемые зрители!Театр оставляет за собой право в исключительных случаях осуществлять замену артистов в спектаклях.
Глобус
Новосибирский академический молодежный  театр