Алексей Крикливый: «Режиссура – это материализация идей»

1 марта

Юлия Колганова, «Народное творчество Новосибирской области»

Алексей Михайлович Крикливый — главный режиссер Новосибирского академического молодежного театра «Глобус», организатор Лаборатории современного искусства, руководитель актерско-режиссерского курса Новосибирского государственного театрального института, член жюри Национальной театральной Премии и Фестиваля «Золотая Маска — 2022» в категории «Драматический театр и театр кукол». Алексей Михайлович неоднократно выступал спикером на лабораториях и семинарах для режиссеров любительских театров, организованных Новосибирским государственным областным Домом народного творчества. Надеемся, и эта беседа будет полезна для тех, кто решил связать свою жизнь с театральным творчеством.

 Вы преподаете в театральном институте. Какую литературу советуете штудировать начинающим режиссерам и актерам в обязательном порядке?

 Есть «базовая полка». Традиционно мы начинаем с труда Константина Сергеевича Станиславского «Моя жизнь в искусстве», это основополагающая мемуарная литература. К чтению обязательна автобиография Михаила Александровича Чехова «Путь актера» — попытка молодого художника разобраться в себе, круто написанная, интересная для разбора, очень живая и эмоциональная. Алексей Дмитриевич Попов: «Художественная целостность спектакля». Мария Осиповна Кнебель: «О действенном анализе пьесы и роли», а также ее фантастический труд «Поэзия педагогики». Далее, «Пустое пространство» Питера Брука. Чуть позже начинается знакомство с трудами Георгия Александровича Товстоногова: «Зеркало сцены» и стенограммы лекций, где мастером формулируется философия театрального дела. Если говорить про механику профессии, совершенно увлекательное чтиво — книга с картинками Александра Наумовича Митты «Кино между адом и раем», она дает ощущение конструкта.

У режиссеров-педагогов разный понятийный аппарат, профессиональные термины называются по-разному. Но все призвано к тому, чтобы найти свое подключение, свой способ транслирования идеи. Ведь режиссура, как технология, инструмент, — это материализация идей.

 Где искать современные тексты для воплощения этих идей?

 Существует несколько крупных драматургических конкурсов, они выдают шорт- и лонг-листы. Путь обращения к ним мне кажется наиболее продуктивным, ведь в тоннах текстов на театральных электронных библиотеках вы рискуете утонуть.

Заходите на сайт Конкурса новой драматургии «Ремарка», направленного на поиск талантливых русскоязычных драматургов России и зарубежья. В нем есть интересный раздел «Маленькая ремарка», представляющий пьесы для детей и подростков.

Фестиваль молодой драматургии «Любимовка», ридером которого я был несколько лет, помимо текстов, предлагает трансляции в интернете с обсуждениями. И если вы только начинаете знакомство с театральным миром, это может очень сильно помочь: вы попадете в контекст. «Любимовка» делает очень хорошие вещи, там всегда горячо, интересно. Это трендовый конкурс, не все пьесы ждут традиционные театры. Есть тексты, которые может пропустить только «Любимовка». И они в какой-то момент могут стать определяющими для дальнейшего этапа развития драматургии — из-за языка, темы, остроты.

Обращайтесь к работам «Кульминации», объединяющей все действующие конкурсы отечественной драматургии нашей страны. Володинский фестиваль «Пять вечеров» проводит ежегодный драматургический конкурс «Первая читка». Знакомьтесь с обзорами, которые делают театральные критики и обозреватели по итогам текущих событий. Полезно быть подписанным на уведомления этих проектов, сейчас все есть в соцсетях, так можно получить любопытные предложения.

 Говоря о поиске текстов, сложно обойти тему актуального театра. Как вы для себя формулируете это понятие и что нужно делать режиссеру, чтобы его спектакли были востребованными зрителем?

 Я далек от формального понимания этого термина. Актуальный театр — это то, что нас окружает. Это поиск сегодняшней проблематики, тем, языка. Художник в любые времена занят только этим. У меня есть наивная мысль, что все мы — продукт этого времени. Все поколения живут сегодня и что-то о нашем мире думают. Мы сейчас не говорим про вкусовые вещи, присущие каждому режиссеру. Все зависит от того, какой материал ты выбираешь, что считаешь для себя актуальным. Ты берешь на себя ответственность в этот момент. Форма спектакля зависит от понимания режиссером природы юмора, чувственности, искренности. Кому-то необходимо, чтобы снег летел, музыка играла, артист кричал, и тогда он будет чувствовать правду. Кто-то будет искать очевидные внешние признаки — очень соблазнительные, манкие, давно бродящие по планете. Кто-то будет делать ставку на аскетизм.

Словом, я не могу дать рецептов сегодняшнему спектаклю. Потому что все, что нас окружает, может становиться спектаклем. Все, что мы видим, может стать идеей или поводом для работы, а практически любое пространство — местом. Сейчас такое время — спектакли могут идти без артистов. Основная примета театра — присутствие человека смотрящего. Поэтому главное в театре — зритель. Но с ним такая сложная конвенция. У нас вечный спор — ублажать или не ублажать зрителя, «радовать» его или нет. Сложно ужасно.

 Нужно ли режиссерам смотреть много чужих спектаклей?

 Это очень полезно, мы же не в безвоздушном пространстве находимся. Этим вы воспитываете свой вкус, ищете собственный профессиональный путь. Когда вы смотрите вариации какой-то известной пьесы, допустим, «Дядя Ваня», можете разобраться, зачем необходим этот материал сегодня или чем дышат ваши коллеги, в чем вы созвучны и в чем расходитесь. Про новые тексты вообще понятно — интересно, какие способы коммуникации со зрителем сейчас происходят, какая степень правды в них, какими средствами достигаются сценические эффекты, как работает пространство.

 В Новосибирске много интересных проектов, но имидж культурной столицы Сибири в частности сформирован фестивальной повесткой региона. Можете ли вы порекомендовать театральные фестивали, благодаря которым можно профессионально расти?

 Новосибирск — уникальный город в этом отношении. Такой системы нет больше нигде в регионах (мы не говорим о Москве и Санкт-Петербурге): наш город находится в кольце крупных театров с уникальной художественной политикой. У нас существует мощная конкурентная среда, что очень хорошо.

Межрегиональный фестиваль-конкурс «Ново-Сибирский транзит», организованный театром «Красный факел», раз в два года собирает лучшие спектакли Сибири и Дальнего Востока. Так устроено массовое сознание, что в нем существуют Москва, Санкт-Петербург и отдельно вся страна. А наши коллеги демонстрируют, что за Уралом существует самостоятельная жизнь, способная производить крутые вещи. Причем «Транзит» не держится жесткой программы, не распределяет искусство на традиционное и нетрадиционное. Он собирает все любопытное, что находится на территории страны. Как много у нас интересных имен, хороших режиссеров, художников, артистов!

Здорово, что существует такой провокационный фестиваль, как ХАОС. В этом проекте театра «Старый дом», представляющем актуальный театр, прослеживается наследие фестиваля «СибАльтера». Не каждый город может позволить себе такой формат. От этих поисковых работ ты можешь получить театральный ожог. Здесь можно понять направление сегодняшней будоражащей мысли.

Международный Рождественский фестиваль искусств, существующий более четверти века, всегда был заточен на профессиональное искусство высшей пробы: масштабные события, работы признанных мастеров, громкие имена. Организаторы — театр «Глобус» и новосибирская филармония — стремятся представить срез культуры на сегодняшний день. В фестивальной программе множество направлений: театральное, изобразительное, музыкальное, перформативное искусство.

Есть форумы, посвященные лучшим музыкальным проектам России: «Другие берега» и «Музыкальное сердце театра». Международный фестиваль «Перекресток» областного театра кукол — очень серьезный прорыв, в том числе для массового сознания, в котором куклы — искусство исключительно для детей. Сейчас появилось новое поколение режиссеров-кукольников, для которых это абсолютный инструмент творчества. Оно богато своей фактурой, языком, который нужно уметь читать.

Приятно, что новосибирские театры — участники всех этих фестивалей. Важно, что территории, принимающей такое количество гостей, есть что показать.

 Вы принимаете участие в образовательных программах областного Дома народного творчества в качестве спикера. Какие вопросы вам чаще всего задают семинаристы?

 Самый популярный вопрос почему-то касается использования нецензурной лексики в пьесах, следовательно, и в спектаклях. Его уже лет десять как задают. Во-первых, мат на сцене давным-давно запрещен. Во-вторых, у всех режиссеров своя зона вкуса. Но это русский язык. У текста есть свои фонетические, ритмические особенности, иногда выпадение такого слова рубит способ взаимодействия. К сожалению, пока не было занятий про разбор пьесы, были такие разговоры вообще, из серии «встреча с интересным человеком». Я пытаюсь найти тему для дискуссии. Надеюсь, такие встречи еще состоятся.

 Режиссеры любительских театров должны обладать педагогическим даром, ведь они работают с непрофессиональными артистами. А почему вы пошли в педагогику?

 Это пафосно прозвучит, но мне очень важно, что останется после нас. Интересно, что за поколение идет за нами. Мне нравится, что благодаря этим молодым людям я не останавливаюсь. Они ежедневно кидают мне вызовы, и мне нужно что-то с этим делать. Одновременно важно, чтобы мои студенты становились мощными творческими людьми. Нас так воспитывали в ГИТИСе. Мой мастер Леонид Ефимович Хейфец прекрасно рассказал, что было до нас, в какую цепочку мы попали: Леонид Ефимович — Мария Осиповна Кнебель — Алексей Дмитриевич Попов — Михаил Александрович Чехов — Константин Сергеевич Станиславский. Я хочу, чтобы все хорошее, что происходило с русским театром, что веками передавалось из уст в уста, — не растерялось со временем. Погружаясь в преподавательскую деятельность, я понимаю, насколько наша режиссерская и актерская школа мощная. Это круто тренирует, я вижу плоды. И сам развиваюсь.

 Представьте, что вы стали руководителем любительской театральной студии. Вы пришли на первую встречу со своими артистами. Что бы вы им сказали?

 Я бы спросил: какие у вас ожидания? зачем вы пришли? для чего вам это надо? Они же зачем-то здесь собрались. Если говорить про детские коллективы — это больше воспитательная, образовательная история. В этой ситуации театр для ребенка — инструмент коммуникации, общения, узнавания мира, проведения плодотворного поиска каких-то своих качеств. Для людей постарше, возможно, театр — способ решения внутренних запросов, психологических проблем или радость от соприкосновения со сценой, с драматургическим материалом. У каждого свой путь.

Понятно, что у этих людей нет амбиций достижений в профессиональных театрах, но у них есть возможность внутренне эмоционально прожить свою жизнь. Все-таки в какой-то момент нам нужно, кроме естественной работы, заполнять свои пустоты. Театр — классное дело, явление, к которому мы можем прикасаться в профессиональном или любительском театре, не важно. Это процесс бесконечного узнавания и изучения себя. Изучения людей, мира.

Нам невозможно закостенеть и заскучать, потому что каждый день приходится сталкиваться с определенным количеством вызовов. При работе с пьесой ты постоянно должен находиться с ней в контакте. Изучить мотивацию, что хотел написать, к примеру, Шекспир. Люди жизнь кладут, чтобы приблизиться к этому гению. Тебе важно получать удовольствие от сценического общения. Начиная с базовых тренингов, ты приводишь свой организм в рабочее самочувствие. Для того чтобы подготовить человека к творчеству, он должен пройти определенный ряд этапов. Наш мастер говорил, что мы должны «сбить табуретку» — создать спектакль. Это черный хлеб профессии, тяжелый каторжный труд. Я бы, разговаривая с людьми, думал о том, насколько это им нужно. Потому что я к своей профессии довольно серьезно отношусь. Если человек в свое свободное время выбирает занятие театром, мне бы очень хотелось быть с ним в серьезных творческих отношениях.

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!