«Вестсайдская история»

29 июня 2010
Петр Поспелов, «Ведомости»

На сцене Московского дворца молодежи (МДМ) начались показы мюзикла «Вестсайдская история». Спектакль идет в авторском варианте, как его задумал хореограф Джером Роббинс. Но привезен он из Новосибирска

Знаменитый мюзикл про Ромео и Джульетту манхэттенских трущоб в России знают не только по фильму с Натали Вуд и не только по телевизионным дуэтам Пласидо Доминго с меняющимися партнершами. «Вестсайдскую историю» у нас ставили в театрах многие режиссеры — от Георгия Товстоногова до Дмитрия Чернякова. Однако в мировой практике творческий подход к постановке мюзиклов не приветствуется: чтобы их ставить, нужно покупать у правообладателей лицензию, а условием является точнейшее воспроизведение всех составляющих спектакля.

Первым, кто пошел по бюрократическому пути и после долгих переговоров с американским агентством заполучил оригинальную партитуру Леонарда Бернстайна и постановочную команду с Бродвея, стал новосибирский театр «Глобус». Театр этот не музыкальный, а драматический, но Новосибирск — город деятельных людей, поэтому столичное поветрие ставить мюзиклы в драматических театрах («Продюсеры» у Калягина, «Конек-Горбунок» в МХТ и т. д.) долетело туда вмиг. Благо, что музыкой в театре «Глобус» теперь руководит Алексей Людмилин, а этот дирижер почему-то всегда стреляет в яблочко. Сибирской «истории о стороне заходной» складно аккомпанирует живой оркестр под его управлением, хотя в МДМ, зал которого много больше, чем в «Глобусе», его звук усиливают нещадно.

Спектакль новосибирцев — аккуратная, трогательная в своем ученичестве копия с оригинала. Однако и поляки-иммигранты, и пуэрториканцы, воюющие за контроль над закоулками и подворотнями, выглядят как симпатичная гопота со славянскими лицами. Сюжет, само собой, не потерял актуальности, в то время как русский перевод, сделанный еще полвека назад Владимиром Познером (отцом), удивляет слух отсутствием современной лексики.

С пением и танцами актеры справляются, тем более что труппа усилена артистами-музыкантами со стороны. Тони играет обаятельный и голосистый (но поющий несколько «по складам», без кантилены) премьер новосибирской музкомедии Ярослав Шварёв. Роль Марии на московских показах исполняет москвичка Наталия Быстрова (артистка мюзиклов, идущих в МДМ) — «пай-девочка» с высоким голоском, она в финале вдруг берет и держит зал в трагической сцене как драматическая актриса. На декорации и спецэффекты спектакль скуп: это мюзикл старинный, из тех времен, когда дружили джаз и модернизм. И сегодня его показывают нам почти в аутентичном виде.