Легендарный бродвейский мюзикл «Вестсайдская история» – на московской сцене

10 июля 2010
Мария Критская, МТРК «Мир»

Этот мюзикл снискал мировую славу много лет назад. В мае 2004-го москвичи могли увидеть «West-side story» в постановке самого «Ла-Скала». Однако показ спектакля отменили из-за жестких ограничений авторов. Инициативу подхватил новосибирский театр «Глобус». Под пристальным контролем американской постановочной труппы он воссоздал шедевр и представил его зрителю в первозданном виде. Напомним, что сюжет мюзикла — своего рода интерпретация шекспировской истории о Ромео и Джульетте. Ее действие происходит в Нью-Йорке где две молодежные уличные группировки отчаянно борются за право контролировать территорию Вестсайда. На фоне этих уличных войн разворачивается красивая история любви. В прошлом году мюзикл был выдвинут на соискание национальной премии «Музыкальное сердце Театра», аж, в восьми номинациях! О самой «Вестсайдской истории» и ее премьере в Московском дворце молодежи — Мария Критская.

Это история, благодаря которой юные Натали Вуд и Элизабет Тейлор стали звездами первой величины. История, которая будоражила воображение театральных мэтров — Риккардо Мути в «Ла Скала» Георгия Товстоногова в Ленинградском Ленкоме. История старая, как мир и воспетая Шекспиром. Классика жанра, первый в мире мюзикл, бродвейский хит «Вестсайдская итория» мелькнула на московских подмостках, приехав в столицу из далекой Сибири.

Дирижер, музыкальный руководитель спектакля «Вестсайдская история» Алексей Людмилин признается, что мечтал поставить этот спектакль. «Мечта осуществилась, потому что я смог организовать американскую команду. Все началось с „Норд Оста“. Меня поразили колоссальные возможности мюзикла. Сегодня ни один жанр не имеет столько возможностей, как мюзикл», — убежден Людмилин.

Алексей Людмилин работал с Гергиевым и Ростроповичем, с Мравинским и Светлановым. Великие мастера и классическая музыка приучили его строго следовать замыслам авторов. Поэтому для него было так важно приобрести лицензию на оригинальную версию «Вестсайдской истории». «Я хотел именно то, что было в Америке. Это классически правильно. Я — классический дирижер», — подчеркивает Алексей Людмилин.

Бродвейская премьера «Вестсайдской истории» состоялась 26 сентября 1957 года. Это был результат работы творческого квартета — композитора Леонарда Бернстайна, сценариста Артура Лорентса, хореографа Джерома Роббинса и поэта Стивена Сондхайма. История их детища не менее драматична, чем история главных героев.

Ромео и Джульетта 20-го века должны быть юношей-евреем и итальянкой-католичкой, которых разлучают социальные и религиозные предрассудки. Сам мюзикл назывался «Истсайдской историей». Но сценарий был отложен. Когда через 6 лет авторы вернулись к замыслу, оказалось, что вражда католиков и евреев уже потеряла актуальность. Зато газеты были полны историй о бандах молодых латиноамериканцев. Так что действие перенесли в противоположную часть Манхеттена и построили сюжет на соперничестве потомков белых эмигрантов и выходцев из Пуэрто-Рико. Ромео превратился в поляка Тони, Джульетта — в пуэрториканку Марию. Вместо семей Монтекки и Капулетти появились две враждующие банды — Ракеты и Акулы. Все, как у Шекспира, только финал немного изменен: Тони гибнет, а Мария остается его оплакивать.

«Люди во всем мире одинаковы. Любовь, ненависть, смерть — все идет рядом. Эта музыка настолько оригинальна и органична, что ее можно сравнить с любой классической оперой. Не зря она покорила весь мир», — рассуждает дирижер и музыкальный руководитель спектакля «Вестсайдская история» Алексей Людмилин.

Эта история любви произвела фурор в США. В 1961-м Голливуд сказал свое слово. Благодаря оскароносному фильму «Вестсайдская история» стала культовой историей.

В Москве на роль главной героини новосибирцы пригласили Наталью Быстрову, известную столичному зрителю по главным партиям в других мюзиклах — «Мама Ми» и «Красавица и чудовище».

«Вестсайдская история» — это классика жанра. Для артиста — это своего рода боевое крещение. Мне посчастливилось сыграть пуэрториканскую Джульетту. Думаю, любая актриса мечтает, чтобы в ее актерском багаже был этот спектакль«, — говорит Наталья Быстрова.

Ей пришлось вливаться в спектакль в экстремальных условиях, буквально за неделю — специально для того, чтобы выступить на московской сцене. В Новосибирске мюзикл идет с 2007 года. Попытки поставить его и в СССР, и в постсоветской России предпринимались неоднократно. Но и здесь судьба «Вестсайдской» складывалась непросто. Авторы еще в 1960 году сами наложили запрет на показ оригинала в СССР. Несмотря на ограничения, в 1965-м году мюзикл был поставлен на сцене Московского театра оперетты, главную роль в нем исполняла Татьяна Шмыга, а 4 года спустя в Ленинграде появилась версия Георгия Товстоногова. И только три года назад это произведение стало доступно в изначальном варианте. Правда, за него пришлось заплатить американцам — прежде всего, строжайшей дисциплиной.

«У них очень жесткие правила. Нельзя классические произведения ставить вольно, как хочешь. Надеюсь, когда-нибудь и мы к этому придем», — отмечает музыкальный руководитель спектакля «Вестсайдская история» Алексей Людмилин.

Здесь все — от хореографии до декораций — точная копия оригинала. Постановкой занимался Кейт Кларк — ученик самого Бернстайна. Работа со СМИ — в жестких рамках: есть фрагменты, которые запрещено снимать. Например, номер под названием «Америка». Две пуэрториканки спорят о том, где лучше жить — у себя на родине или в США. На протяжении всего мюзикла Америка воспевается как рай на земле. Обладатели авторских прав решили, что русских это может раздражать. На показ этой арии по телевидению наложили запрет, но из самого спектакля не убрали.

Единственное, что американцы доверили русским, — это перевод. Остались довольны тем, как актеры в заданных условиях сумели воспринять по-русски эмоционально и рассказать по-американски экзальтированно. Особенно их удивило звучание песен, которые еще в советские времена перевел Владимир Познер-старший.

Актриса Наталья Быстрова сожалеет, что в России мало людей, которые хорошо владеют английским языком. «Этот мюзикл нужно слушать на оригинальном языке — на английском это просто божественно», — уверяет певица.

Наталья Быстрова убеждена: мюзикл — это жанр молодых. Хотя ее партнер Ярослав Шварев уже давно преодолел возраст Ромео. Правда, ни один зритель в зале об этом не догадается — так легко он перевоплощается в подростка. Просто вспоминает первую любовь.

«Приходится скрывать свою дряхлость и старость», — смеется актер. «Тяжело играть то, что я никогда не испытывал. А то, что было с тобой, тем более, хорошо и приятно вспоминать», — признается Ярослав Шварев.

Он устал от героических персонажей и хочет сыграть негодяя. Говорит, любовь на сцене требует куда больше душевных затрат. Ему нравится новаторство американского жанра, но в перерывах между мюзиклами он работает в Новосибирском театре оперетты. Хотя для него мюзикл и оперетта — почти одно и то же.

«Это то же самое, просто оперетта в нашей стране отстала лет на 50 от Запада. Надо, наверное, как-то экспериментировать. Но нашим людям нравится классика, какая бы нафталиновая она ни была», — отмечает актер Ярослав Шварев.

Классика оперетты — это произведения Штрауса, Кальмана, Легара. Но артисты нового поколения уверены: будущее музыкального театра за мюзиклом. «Это усовершенствованная форма оперетты, — с более дорогими декорациями и спецэффектами», — поясняет Наталья Быстрова. «В оперетте актеры могли драматически играть, немножко двигаться и напевать, а здесь...» — добавляет актриса.

«Немного напевали» и играли в опереттах Галина Вишневская и Георг Отс, Монсеррат Кабалье и Пласидо Доминго. Вряд ли сегодняшние звезды станут преемниками великих. Но они открывают новую для русского театра книгу — не совсем еще привычного нам жанра мюзикла — в которой «Вестсайдская история» навсегда останется первой страницей.

«В Америке есть много хорошего, что мы могли бы взять, но нас подключили не к той трубе. Я как раз хочу, чтобы мы подключились к главной трубе», — говорит дирижер, музыкальный руководитель спектакля «Вестсайдская история» Алексей Людмилин.