Глеб Матвейчук: «Мои спектакли зрители называют „взрослыми сказками”»

19 сентября

Юлия Колганова, новостная лента сайта театра «Глобус»

Друзья! 17, 18 ноября 2022 года на большой сцене театра «Глобус» состоится премьера мюзикла «Алиса в стране чудес». Композитор, автор либретто, режиссер-постановщик спектакля Глеб Матвейчук рассказывает о своем творческом пути, авторской интерпретации книги Льюиса Кэрролла и времени, дающем шанс российским композиторам.

 Глеб, вы — удивительно разносторонний человек: композитор, продюсер, певец, актер театра и кино. У вас складывается блистательное сотрудничество с телевизионными проектами («Точь-в-точь», «Две звезды», «Три аккорда»). Почему, несмотря на такую успешность и популярность, вы решили «покорить следующую вершину» и пойти в театральную режиссуру?

 Сама жизнь подтолкнула меня к этому. Первый спектакль я режиссировал вынужденно, а потом пришел к мысли, что мне это удобно. Я изначально создаю проект с режиссерским видением, с определенным ощущением, как должно быть. Я сразу визуализирую сцены, исходя из этого — пишу музыку, сочиняю драматургию. Уже на этапе создания материала мною заложены режиссерские и художественные решения, я учитываю условия театральной сцены и возможности актеров. И как композитору даю себе задание выразить все это с помощью музыкального материала.

Начинал я с антрепризных спектаклей, где как режиссер был ограничен множеством факторов. Допустим, на сцене могут быть только восемь героев, потому что у меня всего восемь микрофонов. Или я работал в театре, где не было возможности менять декорации, мне приходилось придумывать на уровне драматургии такие ходы, чтобы происходящее было логично и интересно. Этот опыт был полезен тем, что теперь я сам продюсирую проекты. И могу как директор где-то остановить свою фантазию, ограничить с точки зрения креатива.

Театр для меня — это творческая, а не коммерческая история. Здесь я воплощаю свои творческие задумки. Я этим увлечен. Это моя главная внутренняя потребность.

 Несколько лет назад вы создали «Gleb Matveychuk Musicals», под лейблом которого выпущено пять мюзиклов. Как вы выбираете материал для своих проектов?

 Три моих последних произведения основаны на национальном материале: «Садко в подводном царстве», «Пушкин: охотник за сказками» и «Алконост». Все знают Зевса, Аида, Одиссея, но немногие в курсе, кто такие Алконост, Сирин, Перун. Это все близкие нам мифологические герои. На основе древнеславянской мифологии и придумана наша история. Безусловно, это был огромный эксперимент, риск. Спектакль решен нестандартным образом: Алконост играет классическая академическая балерина. Главный герой — земной Охотник, который тоже не говорит ни слова. Вокруг них — герои-птицы, боги и богини. Вот такая авторская концепция. Следующая моя работа — это «Ревизор» для Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии. И дальше есть планы.

Самое главное для композитора — писать для современного зрителя. Я не сторонник франшизных историй, которые просто заполонили рынок, когда привозят спектакль с тридцатилетней историей и пытаются за счет красивой обертки продать зрителю. А ведь это произведения, пусть и замечательные, но для людей с иным менталитетом, которые живут в определенном обществе, понимают его язык, шутки. Зачем это нужно российским людям? Зачем это нужно адаптировать, тратить деньги? Я не очень понимаю. И считаю, что это застой в развитии национальной культуры.

Мы не должны забывать, что одни из самых сильных композиторов были рождены на нашей земле. Чайковский, который признан самым исполняемым композитором в мире, я уже не говорю о плеяде маститых и знаменитых: Римский-Корсаков, Глинка, Даргомыжский, Бородин... Почему мы забываем про этот базис? Почему ориентируемся на какие-то западные лекала и говорим о «недосягаемости» бродвейского уровня? Не надо сравнивать, как на Бродвее, надо делать свое. Сейчас такое время: большинство франшиз вылетело в трубу. И это огромный шанс для российских композиторов.

 Вы пишете музыку не только для театра, но и для кино, на вашем счету более тридцати фильмов. Ваш талант отмечен номинацией на премию «Золотой орел» за картину «Адмиралъ». Расскажите об опыте работы в киноиндустрии, насколько он для вас важен?

 Действительно, я начинал свою карьеру как кинокомпозитор. Но это мне не нравится, потому что там я не контролирую ситуацию, не отвечаю за результат. Для меня, как для композитора, это шаг назад. Я считаю, что творческие люди либо идут вперед, либо назад. Они никогда не стоят на месте.

Времена Артемьева, Таривердиева и Рыбникова, к сожалению, прошли. Честно говоря, для меня современные кинокомпозиторы — музыкальные ремесленники, выполняющие определенные задачи. Музыку к кино может писать и аранжировщик. Для меня огромная разница между ними. Аранжировщик может создать некое музыкальное тело, которое не имеет души. Что касается музыкальной души — это композитор.

Я писал и для спектаклей. Со «Стейдж Энтертейнмент» сделал первый авторский проект на российской сцене — ледовое арена-шоу «Волшебник страны OZ». Оно вошло в «Книгу рекордов Гиннесса России» как самое коммерчески успешное шоу. Это получилось, но дальше — на мюзикл — компания не пошла. Боятся, потому что рисковать никто не хочет. Все хотят формулу, которая точно будет успешной. А настоящее так не рождается.

 Ваш мюзикл «Алиса в стране чудес» идет на сценах театров Москвы и Санкт-Петербурга. Будет ли новосибирская версия отличаться от предыдущих?

 Мне не интересно заниматься переносами. Если бы мы ограничились франшизой — я бы не приехал в театр «Глобус» в качестве режиссера. Материал настолько богатый и интересный, что историю Алисы можно бесконечно рассматривать под разными ракурсами. Поэтому акценты, расставленные в новосибирской постановке, будут оригинальными, решение — оригинальным. Понятно, что музыка та же, но некоторые сцены переписаны. Образы изменены. Изменена главная идея.

«Алиса в стране чудес» — это сказка о взрослении человека. Как инфантильная девушка при определенных острых обстоятельствах начинает меняться. Как она взрослеет, знакомится сама с собой. Каждый герой — часть Алисы, часть ее эмоций. Красная Королева — это гнев, Кролик — эгоизм, Шляпник — фантазии и способность мечтать, Кот — человеческая мудрость, Тройка — страх, Туз — глупость. Все это сложено из определенных пазлов. Достаточно глубокая история, я не буду рассказывать ее полностью. Мне бы хотелось, чтобы зритель сам это увидел и прочувствовал.

 Когда вы задумываете условно «детский мюзикл», вы делаете прогнозы, какой публике он будет интересен? Согласны ли вы с утверждением, что хороший спектакль одинаково интересен и детям и взрослым?

 Я стараюсь ориентировать свои проекты на максимальную аудиторию. Мои спектакли зрители называют «взрослыми сказками». Быть может, это мое — через детскую сказку говорить о взрослых истинах.

Допустим, «Алису в стране чудес» я не могу назвать чисто детским спектаклем. Он ориентирован на семейную аудиторию. Детям точно скучно не будет, потому что для современного ребенка это решено визуально, музыкально очень привлекательно. Но те тайные смыслы и философские вопросы, которые поднимаются в произведении, стопроцентно затронут взрослых, это уже проверено. Я читал много комментариев, что сначала родители сходили с детьми, а потом пришли еще раз — уже без детей. Более того, мы с моей командой работаем на то, чтобы охватить подростковый сегмент — самый сложный. И это у нас получается.

 Как вам работается в жанре мюзикла с артистами драматического театра?

 Существуют разные мюзиклы. Есть чистые формы, например «Призрак оперы», где вокал выходит на первый план. Но мои проекты — это музыкально-драматические спектакли. «Алиса...» все же история философская, и именно драматические артисты могут это донести. Если выбирать между актером и вокалистом, четко разграничивать эти две составляющие, я бы выбрал, конечно, актеров. Потому что мои песни действенные, в них заложен драматический смысл.

 Можете приоткрыть тайну визуального решения спектакля?

 Я поставил перед художниками задачу максимально уйти от тех вариантов, которые были в предыдущих постановках. Если раньше на сцене был сказочный мир, то в новосибирской версии — это чертоги разума Алисы. Да, они сказочные, но в них присутствует космос. Потому что этот мир нарисован фантазией Алисы. Почему она попала в страну чудес? Потому что это ее любимая книга. Необходимо сказать, что мой спектакль не является точной копией книги Льюиса Кэрролла. Это не классическая сказка, а моя авторская, режиссерская и композиторская интерпретация.

 Обычно вы работаете с одной постановочной командой?

 Я стараюсь работать с одними и теми же людьми, которые чувствуют меня и разделяют мой взгляд на творческий процесс. Но в целом, можно сказать, что моя команда только начала формироваться. Я все еще в поиске «своих» по духу людей. Так, например, Елена Симонова (художник по костюмам) уже выпустила со мной шесть проектов. А с кем-то, как с Евгением Тереховым (художник-сценограф), я сотрудничаю впервые в рамках новосибирской постановки.

Но я интроверт, и мне сложно входить в новый коллектив, знакомиться с новыми людьми. Люблю тишину, не люблю ивенты, мероприятия. При этом судьба посмеялась и сказала мне: будешь артистом, будешь петь на сцене, борись с самим собой. Так что, можно сказать, что у меня своя Страна Чудес, из которой я все еще ищу выход.

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!