Премьера: «Я полечу, как женщина Шагала»

10 октября 2003

Марина Шабанова, «Ведомости»

На малой сцене театра «Глобус» прошла первая премьера сезона — спектакль по пьесе молодого московского драматурга Ольги Мухиной «Ю» (что в переводе с английского означает «ты»). Кроме пяти «пьес с картинками», написанных ею до 1996 года, Ольга гордится любовной историей своей прапрабабушки, которая легла в основу драмы Льва Толстого «Живой труп», и родством с другим видным русским писателем — Николаем Некрасовым. А еще любит, когда ее называют «Чеховым в юбке».

Спектакль «Ю» на сцене «Глобуса» поставил красноярский режиссер Алексей Крикливый (в 2001 году «Ю» во МХАТе ставил Евгений Каменькович). В непонятно какое время, то ли «совсем недавно (в Москве еще не было машин — только лошади)», то ли где-то война (Отечественная или Чечня), мужская часть молодежи рвется на фронт, до которого «два дня пути». В квартире — то ли коммуналке, то ли просто очень гостеприимной семьи с видом на «пшеничные поля» и «железных безголовых всадников». Стоит огромная буква Ю, которая — и Спасская башня, и шкафчик для штофика с водочкой и чайными чашками, и балкончик, и чердак — вместе взятые. И все кругом влюблены, все кругом поют, танцуют и кого-то ревнуют. Аня любит Диму, только что вернувшегося в Москву, похожего на героя — «так все говорят». Дима любит ее 35-летнюю Сестру со странной утонченно-угловатой пластикой, которая любит и его, и своего мужа Севу. Елизавета Сергеевна, интеллигентная жена любителя выпить под только что сочиненный тост Степана Ивановича, который, к тому же, когда выпьет, видит Бога, а во сне ему снится таблица Менделеева, — любит соседа Барсукова, который давно ходит с ней на прогулки к реке, чтобы «наблюдать под утро до десяти видов рыб»... Все это перемежается легким текстовым бредом типа «раньше там и шпроты летали по воздуху, зависали над головой, можно было их ловить руками, есть и закусывать...», и прибаутками двух бабушек, постоянно живущих в коридоре квартиры.

По словам режиссера Алексея Крикливого, «в художественном мире Мухиной перемешаны все стили, времена и жанры, и птица счастья порой оборачивается гусем. Это фантастический мир, в котором у всех есть шанс стать счастливым, но для этого обязательно надо совершить поступок...».

Ольге Мухиной, пьесы которой ставились в «Мастерской Петра Фоменко», МХАТе и других театрах нашей бескрайней страны, постановка понравилась. Она сделала единственное замечание режиссеру Алексею Крикливому — пьеса писалась для большой сцены и с антрактом. В «Глобусе» «Ю» идет на малой сцене два часа без перерыва. На что Алексей обещал внести коррективы в спектакль ради такого дела, как перерыв. И вообще, автор пьесы заверила журналистов, что спектакль пополнится сюрпризами.

Главное в творчестве вообще и на сцене в частности — волшебство, или «magic», уверяет Мухина. На ее взгляд, не случайно и то, что художник, оформлявший программку спектакля, использовал мотивы Шагала, при этом он не знал о существовании в пьесе (не использованного в спектакле) монолога Ани «Я полечу, как женщина Шагала». С пьесой, по мнению ее автора, случилось много волшебного. И то, как она материализовалась на сей раз...

 У меня по-разному складываются отношения с режиссерами, — призналась Ольга, — но актеров я очень люблю, дружу со многими. Мне очень понравились артисты, занятые в спектакле. Потрясающей красоты Евгений Калашник (в пьесе Степан Иванович), Людмила Трошина (его жена Елизавета Сергеевна). Мне очень понравилась здесь дочь Аня (актриса Елена Ивакина). Роль Сестры в исполнении Ольги Цинк — она материализована режиссером совершенно по-новому — какая-то нелепая женщина, которая сбивает косяки, ходит босиком с растопыренными пальцами. А каков Илья Паньков в роли ее мужа Севы! Актеры часто раскрывают образ по-иному. Мне трудно давался Сева. А тут он очень гармоничен...Совершенно замечательная Пирогова (Ирина Демидова). А Андрей (Павел Харин)! Или прекрасный смешной Николай Юрия Буслаева... Александр Барановский, для которого роль Димы была первой большой ролью в театре. О Барсукове (артист Юрий Соломеин) нужно сказать отдельно. На этом вот возрастном треугольнике обитателей квартиры и держится все...

Есть разница в том, как пишут пьесы женщины, с тем, как это делают мужчины, уверяет Ольга Мухина, — все дело в том, что последние «не занимаются практическим деторождением». Для женщины-драматурга процесс написания произведения сродни вынашиванию ребенка. По этой причине молодой талантливый драматург собирается оставить (на время) своих малолетних детей (четыре и два с половиной года), мужа-режиссера модного сегодня фильма «Бумер» Петра Буслова, и уединиться в деревне для написания очередной, давно задуманной пьесы «Летит».

32-летняя Мухина, в продолжение всей встречи с журналистами смеявшаяся из-под надвинутой на глаза бейсболки, мечтает снять собственный фильм. Но, по ее словам, не «тупое мыло», а фильм с хорошим текстом и хорошего качества. Она даже представляет себе, каким должен быть Ее продюсер: не толстый напыщенный, а молодой 35-летний миллионер, желательно окончивший Оксфорд. И верит в то, что когда-нибудь ее мечта материализуется. Молодой драматург думает издать свои первые пять пьес (включая «Ю») отдельной книжкой «Ранних произведений» и приступить к зрелому творчеству.

Спектакль «Ю», по мнению автора пьесы, дает позитивные эмоции и настрой на будущее. От себя добавлю: во всей безнадежной обыденности, с которой герои чуть ли не каждые пять минут пьют «за здоровье», сквозит большое желание жить. В целом, кроме несколько не вычерченной роли Андрея, спектакль оставляет легкое и вместе с тем яркое впечатление.

Выходя из «Глобуса», автору этих строк, то ли потому что она сама — женщина, захотелось так же вот, «как женщине Шагала», полететь по небу (правда, без участия в этом действе «летающих шпрот»). То ли оттого, что в тот вечер на малой сцене «Глобуса» многим хотелось летать. Одним словом, идите и смотрите, может, и полетите...

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!