Сергей Безруков: «Театр — моя жизнь, моя стихия»

16 декабря 2021

Друзья! XIV Международный Рождественский фестиваль искусств завершает серию творческих встреч с ведущими московскими режиссерами и художественными руководителями театров. 16 декабря 2021 года внимание театральной общественности Новосибирска было приковано к легендарному человеку Сергею Безрукову, лауреату Государственной премии России, народному артисту России, худруку Московского Губернского театра. Коллектив представил спектакль «Дядя Ваня» по пьесе Чехова, в нем Сергей Витальевич выступил как режиссер, соавтор сценографии и исполнитель главной роли.

О спектакле «Дядя Ваня»

Всё, что я зашифровал в спектакле, для меня важно. Гора ненужных книг Профессора Серебрякова — единственное, что останется после его ухода, а после их выкинут на свалку истории. Огромные качели — это и часы-маятник, отмеряющие время, которое уходит: десять лет прошли для моего героя Войницкого впустую. Годы утраченной любви. В тридцать семь лет он мог влюбиться, и тогда жизнь была бы прожита не зря. Но качели — это и лодка, которая уносит моего героя в небытие. Здесь много символов, которые можно толковать по-разному. Это творчество, его невозможно рассказать. Я показал — вы либо поняли, либо нет.

Здесь очень много акцентов, которые я расставил по-своему, не изменяя ни слова в тексте автора. Здесь всё, как у Антона Павловича Чехова. «Пять пудов любви» неразделенной и взаимной. Для меня важно было разобраться, что есть любовь платоническая, а что есть похоть. Думаю, это беспокоило и самого драматурга. Практически в каждом из его потрясающих произведений есть эта тема — обладания, настоящей любви, неразделенной, страстей человеческих, которые кипят. Мне было важно показать две стороны одной и той же медали — Астров и Дядя Ваня. Мне кажется, Чехов зеркалит одного с другим. Два интеллигентнейших, потрясающих, образованных человека. Только один любит платонически, страстно, истово, а другой просто потребляет, не затрачивая сердце и душу. И страшно страдает от этого. Осознает собственную внутреннюю пустоту. Это вечная проблема, которая была в пьесах мирового репертуара. Мне показалось, что в наше время об этом стоит сказать еще раз. С новой силой.

О поддержке детских театров

В 2017 году я выступил с инициативой партийного проекта «Театры — детям», потому как проблема детских региональных театров стала очевидной. В Губернском театре я занимаюсь детским репертуаром, но нам проще выжить, потому что мы все же театр для взрослых, и на вечерние спектакли ценовая политика у нас соответствующая. В наше время детским театрам тяжело выживать, они во многом зависят от внимания губернаторов. А их внимание порой связано с социальной сферой, экономической, но не с детскими театрами. Это ошибочное мнение, что на детях можно сэкономить. Для них нужно делать в сто раз больше, чем для взрослых! И театры должны быть оборудованы в высшей степени современными технологиями. Важно выделение средств на спектакли, потому что дети пресыщены различным контентом. Спектакли должны быть яркими, технологичными и максимально масштабными. В итоге региональным театрам партией «Единая Россия» за четыре года выделено четыре млрд сто млн рублей на постановки, оснащение, транспорт и т. д. Я горжусь этим результатом.

О профессии

Я способен нырять на разные глубины. У меня ролей много, и они все разные. Меня так учили мои мастера: скучно играть одно и то же. Но мне повезло — есть возможность выбирать. Не у каждого артиста она существует, тем более в наше сложное пандемийное время. А я живу только этим — театр и кино. У меня нет никакого бизнеса. В этом моя политика — я театром жил и живу. Я вырос за кулисами, поскольку мой отец артист. Поэтому для меня основное место служения — в театре. Он является главным, это моя жизнь, моя стихия. Здесь я выступаю не только как актер, но и как режиссер-педагог. Неимоверное счастье, когда твой артист, которому ты выстроил роль в спектакле, завоевывает награды, и ты слышишь реакцию зала на его работу. Мне кажется, очень важно выходить на сцену и слышать дыхание зрителя, его отдачу. Театр — это ежесекундное искусство «здесь и сейчас».

Недавно я выпустил «Дядю Ваню», потом мне захотелось бурлеска, спектакля очень яркого, сочного, легкого. Чтобы по жанру — комедия положений, но внутри зашифрован трагифарс. И родился спектакль «Казанова. Ars Vivendi». Надеюсь, скоро начнутся репетиции «Маскарада», где я сыграю Арбенина. К этой роли я шел давно, надеюсь, всё сложится.

На вопрос о любимых ролях отвечать не буду. Не хочу обижать своих персонажей, они давно живут отдельно от меня. У каждой из моих ролей есть свои поклонники. И все они по-особому сложные. Просто в каждой из них нет меня самого. Как сказал бы Михаил Александрович Чехов, это фантомы, которые я создаю. Конечно, слезы и эмоции на сцене — настоящие, потому что ты начинаешь проживать судьбу своего героя. Как в детстве мы с вами играли в различные игры, представляя себя кем-то. И эти эмоции и чувства сотканы из плоти и крови.