Обаятельный драматургический эмбрион

20 января 2012
Юлия Щеткова, «Новая Сибирь»

В «Глобусе» прошла постановочная читка драматургического этюда о горячих новосибирских мачо.

Полгода назад Новосибирск вдруг увлекся публичными театральными читками, обнаружив живой интерес к современной российской драматургии. Одна за одной по городу прокатились конференции, встречи и арт-лаборатории, по косточкам разобравшие актуальную пьесу конца нулевых, а заодно и стимулировавшие создание местного драматургического сообщества «Драм-Сиб». Результатом работы свежесозданного Товарищества сибирских драматургов стали регулярные постановочные читки, позволившие авторам не только увидеть своего читателя в лицо, но и ублажить собственные режиссерские амбиции. В январе роль драматурга-постановщика досталась молодому актеру театра «Глобус» Александру Липовскому, представившему в репетиционном зале новосибирского молодежного пьесу «Куба» — криминальный трэш о местных амигос, безбашенных, смешных и беспощадных.

В художественной практике Европы театральные читки и work-in-progress эскизы — явление привычное, практикуемое не реже готовых постановок как непременный промежуточный этап между моментом написания пьесы и ее воплощением на сцене. В России формат «ищем-пробуем» хоть и набрал обороты, но все еще пребывает на стадии эксперимента по поиску театра, потому и существует на арт-хаусных правах. В Новосибирске постановочные читки, представляющие собой так называемые «эскизные показы» или «проекты» будущих спектаклей, активно практикуются первый сезон. При этом экспресс-читки актуальной российской драматургии проходят под патронажем новосибирских театров (лаборатория современной драматургии «Кухня» «Первого театра» и лаборатория молодой режиссуры «Глобус». Место действия«), а знакомство с творчеством новосибирских авторов поддерживается товариществом «Драм-Сиб», Домом актера и изредка Сибирским центром современного искусства.

Новая волна сибирской драматургии пока не имеет своего лица, четкой жанровой, тематической или стилистической специфики и, по сути, зиждется на одном-единственном желании авторов быть услышанными, найти своего зрителя-слушателя, а возможно, и интерпретатора. За шесть месяцев существования «Драм-Сиба» свои работы (пьесы, монодрамы, киносценарии, драматургические этюды) успели представить Юлия Голованова, Борис Гринберг, Екатерина Галямова, Андрей Жданов, Екатерина Мохова, Татьяна Трушко. Последний work-in-progress забег достался 23-летнему актеру Александру Липовскому.

Постановочная читка «Кубы» Липовского неожиданно оказалась самым востребованным мероприятием «Драм-Сиба». Репетиционный зал театра «Глобус», где на протяжении полутора часов вершилось действо, был набит до отказа, что, впрочем, объясняется не острым приступом любви к Кубе и новосибирской драме, а мощными фанатскими рядами, окружившими новое поколение глобусовских актеров. Диалог автора со зрителями был принят мгновенно и на ура, а атмосфера настолько совпала с текстом, что все недостатки пьесы и прочтения остались за бортом эскиза.

На самом деле «Куба» вряд ли может претендовать на статус полноценной пьесы. Скорее, это киносценарий, а при внимательном рассмотрении — зачаток сценария, этюд, обаятельный драматургический эмбрион, сочетающий стеб, трэш, знакомые реалии, криминальную романтику и киноувлечения автора. «Куба» — это новосибирская версия черной криминальной комедии в духе «Карты, деньги, два ствола», «Большого куша», «Святых из Бундока» и «Двадцать одно», наш ответ (со всеми вытекающими отсюда последствиями) Гаю Ричи, Джону Карнахану, Трою Даффи, Роберту Лукетичу и иже с ними, создавших беспроигрышную сюжетную модель «колоритные представители криминального дна + беспросветная погоня + бескомпромиссность действий + юмор + жестокость». Прелесть «Кубы» в том, что она очень зеленая, очень кустарная, очень новосибирская и, пользуясь терминологией Александра Липовского, очень дебильная. Сюжет крутится вокруг четырех отмороженных парняг из неблагополучного района, которые грезят о Кубе, а между делом шестерят на местного криминального авторитета. В один прекрасный день, расположившись под сенью великого Гевары по прозвищу Че, пацаны решают кинуть коллег и рвануть на остров, где много женщин, рома и сигар. Кидалово заключается в том, чтобы экспроприировать партию наркотиков, которые распространяются под видом конфет Новосибирской шоколадной фабрики.

И пока мучачосы осуществляют свой план, перед зрителями проходит целая галерея придурковатых бандитов с до безобразия идиотскими кличками. Заканчивается «Куба» тем, что парни таки улетают на Остров свободы, боссы остаются с носом, а товар попадает в руки главного драгдилера города — по совместительству учительницы начальных классов.

Скажете — чушь? Да, без сомнения. Но жутко смешная. История без тормозов, драматургически не законченная и не выстроенная, зато живая. У автора нет писательского навыка, отсутствует умение завершить сюжет и т. п., но есть хороший слух. Он легко переносит в текст диалоги, которые наверняка имеют место быть в реале, легко копирует действующих героев улицы, знает «фишки» своего поколения и демонстрирует попытку в рамках заданного жанра создать свою мифологию современного Новосибирска, которой на данный момент нет. Возможно, о «Кубе» и не стоило бы писать, однако постановочная читка Липовского впервые за время существования «Драм-Сиба» обеспечила атмосферу творящегося здесь и сейчас искусства. Именно этот двусторонний диалог, а не демонстрация драматургических способностей, и есть главная цель экспериментального work-in-progress. Текст может пройти или не пройти проверку на прочность, автор может быть бездарным, талантливым или графоманом — все это в ведомстве времени. Work-in-progress проявляет тенденции и потребности, обеспечивает движение театрального процесса за пределами ангажированной и безопасной репертуарной политики. Как уверял Дизраэли, действия не всегда приносят счастье, но не бывает счастья без действия.