Екатерина Гороховская: «„Момо” – спектакль, обращенный к сердцу»

17 марта 2014

Елена Могелюк, новостная лента сайта театра «Глобус»

Дорогие друзья! 9 и 10 апреля 2014 года театр «Глобус» представит вам новый спектакль для семейного просмотра «Момо» по одноимённой книге Михаэля Энде в постановке режиссёра, театроведа, актрисы театра и кино Екатерины Гороховской. Она училась в Санкт-Петербургском Гуманитарном университете профсоюзов (мастерская Зиновия Яковлевича Корогодского), окончила театроведческий факультет Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства, где также училась вольнослушателем на актёрско-режиссёрском курсе. Своим главным наставником она считает Григория Михайловича Козлова (СПбГАТИ). О премьере, профессии режиссёра и детских историях для взрослых рассказывает сама Екатерина.

 Почему Вы решили стать режиссёром?

 Я не планировала заниматься режиссурой в профессиональном театре. Очень долго работала в Театре Юношеского Творчества с детьми и подростками — ставила с ними спектакли. Это очень увлекало. Я чувствовала, что у меня получается. Однажды организатор молодёжных режиссёрских лабораторий по всей стране Олег Семёнович Лоевский предложил мне поучаствовать в одной из лабораторий в качестве режиссёра. Я приехала в Саратовский театр юного зрителя и сделала там эскиз пьесы Василия Сигарева «Волчок». Так всё и началось. Первый свой спектакль — «Зимы не будет» по пьесе Виктора Ольшанского я поставила на сцене того же Саратовского тюза. С тех пор я ответственная за добро в детском театре (смеётся). Потом стали поступать предложения из других профессиональных театров. Я откликалась на них с благодарностью.

 И как же всё-таки Вам удаётся совмещать три абсолютно разные профессии: актрису, режиссёра и театрального критика?

 Когда я стала профессионально заниматься режиссурой, то перестала писать рецензии. Актёрская деятельность случается иногда. В петербургском театре «Мастерская» под руководством Г. М. Козлова есть один спектакль, где я занята как актриса. Мне его вполне хватает. Сейчас основное моё дело — это режиссура. В этом направлении хочется учиться и развиваться. Но когда встречаются какие-либо актёрские предложения, то я на них тоже охотно откликаюсь. Заниматься чем-то одним неинтересно, что-то одно всегда должно питать другое.

 Как режиссёр что Вы цените в произведениях?

 Я ценю историю, которая может задеть, которая здесь и сейчас окажется нужна. Эпоха и жанр не имеют значения. Интересна живая история про людей и для людей.

 Среди Ваших режиссёрских работ много спектаклей для детей. Чем привлекают Вас детские истории?

 Как говорил мой первый учитель З. Я. Корогодский, не бывает отдельно детского спектакля и взрослого. В идеале существует семейный спектакль, на который могут прийти люди разных возрастов. Каждый из них считает из увиденной истории что-то своё. Я много работала с детьми (и сама иной раз ощущаю себя ребёнком), мне всегда хотелось говорить с теми, кто только начинает жить. Думаю, мне удаётся понимать детей, хочется говорить именно с ними, но и со взрослыми тоже. Мне всегда кажется, что многие взрослые — это такие недолюбленные дети.

 А что же всё-таки такое детский спектакль в Вашем понимании?

 В своё время мой папа привёл очень интересный пример, когда рассказывал мне о воспитании. Когда учишь ребёнка кататься на двухколёсном велосипеде, то можно и держаться за руль вместе с ним, и помогать ему крутить педали, и держать его за плечи, и постоянно говорить «Осторожно!»... А можно просто молча бежать рядом и быть готовым подхватить в любую минуту. Для меня этот образ важен при определении слова «воспитание» и для понимания, что такое детский спектакль.

 В театре «Глобус» Вы ставите спектакль «Момо» по одноимённому произведению немецкого писателя Михаэля Энде. Почему решили обратиться именно к этому автору и этой книге?

 Произведение для постановки в «Глобусе» мы выбрали вместе с главным режиссёром театра Алексеем Крикливым. Познакомились мы с ним на режиссёрской лаборатории в Красноярске, и он предложил сотрудничество. Когда я приехала знакомиться с «Глобусом», мы стали выбирать материал (обсуждали, какие произведения нравятся, какие темы волнуют). Я с восторгом рассказала ему о книге «Момо». Вообще, Михаэль Энде — один из любимых авторов моей семьи. У нас есть все его книги, которые мы с удовольствием читаем вместе с детьми. Энде написал «Момо» в 1973 году, и она оказалась удивительно пророческой книгой. Всё, что происходит в произведении, мы наблюдаем сейчас. Это довольно страшная история о том, как люди тратят своё время, как дети остаются не у дел; о том, как стремительно меняется мир и попадает под власть Серых господ. Это история о том, как из мира исчезают радость, любовь, умение остановиться и увидеть красоту человека или природы. Сначала мне казалось, что поставить «Момо» в театре совершенно невозможно. Полёт авторской фантазии настолько безграничен, что книгу нужно всё-таки в первую очередь читать. По ней снимали фильм, делали мультфильм, но ставить в театре — это совсем другое дело. Ведь драматический спектакль подразумевает строгий отбор тем, деталей, событий и персонажей. В случае с «Момо» очень сложно сделать такой выбор. Но мы решили попробовать.

 Говорят, все детские книжки пишутся для взрослых. И «Момо» тому подтверждение: в книге поднимаются сложные философские вопросы. Тогда кому будет адресован Ваш спектакль «Момо»?

 Существуют определённые стереотипы относительно детских спектаклей и книг. Мы привыкли думать, что детей нужно оберегать как можно дольше от жестокости взрослой жизни. По своей проблематике книга Энде абсолютно «взрослая». Но с детьми тоже можно говорить обо всём, важно подобрать нужный язык. Поэтому мне бы хотелось, чтобы на «Момо» приходили семьями. Возрастную маркировку мы ставим 12+, т. е. это спектакль для подростков и их родителей. Однако мне кажется, что и десятилетний ребёнок вполне сможет что-то усвоить и понять. Потому что в спектакле о нехватке времени, засилье механизмов и угасании человеческой души мы будем говорить образами. Да и сама книга «Момо» всё-таки обращена не к уму, а к сердцу в первую очередь.

 Как Вы себе представляете главную героиню — девочку Момо?

 Наша Момо такая же, как у автора. Она обладает редким даром слушать других людей. Иногда можно придумать себе заранее образ главной героини и пытаться потом «втиснуть» в него актрису. Мне ближе другой путь: строить образ, отталкиваясь от конкретного человека. Поэтому можно сказать, что Катя Боброва сейчас ищет в себе Момо, а Момо становится Катей Бобровой.

 Вы ставите спектакли в разных городах России и даже в Эстонии. Каково это — работать каждый раз с новыми людьми?

 Это удивительно, увлекательно и всегда страшно. Это невероятный опыт. Каждый раз я убеждаюсь, что нет ничего на свете интереснее людей. Никогда ничего не повторяется: в каждом театре всё происходит по-разному. Где-то может совершенно не хватить одного месяца на постановку, на поиск подхода к творческой группе, тогда и спектакль выходит сырой. Это огорчает. Бывает, что с первых дней возникает некий «роман» и взаимопонимание. Могу сказать, что работать с актёрами «Глобуса» мне очень интересно. Они задают много вопросов при разборе. Я многому у них сейчас учусь.

 С каким сердцем оставляете каждый спектакль?

 Если есть правильный разбор произведения, если актёры заражены темой и многое придумали сами, то всегда наступает такой момент, когда становится понятно: теперь спектакль принадлежит артистам. Если до этого он сначала был мой, потом — наш, а теперь уже — их. Тогда спектакль начинает жить своей самостоятельной жизнью и может продержаться на сцене довольно долго. От меня как от режиссёра требуется определённая смелость отступить в сторону и «отдать» спектакль артистам. Поэтому когда с первых дней работается всем в радость, то спектакль, конечно, мне бывает очень тяжело отпустить.

 Не возникает желания «осесть» где-нибудь на одном месте и стать главным режиссёром или художественным руководителем?

 Я глубоко убеждена, что театром должен руководить мужчина. Или это должна быть личность особого масштаба, как, например, Галина Волчек. Пока я не ощущаю в себе такой силы. Мне интересно рассказывать истории разным людям и с разными людьми. В Петербурге есть театр, который я считаю своим домом, — это «Мастерская» Григория Козлова. Я всегда могу туда вернуться и точно знаю, что там меня всегда ждут.

 Екатерина, в преддверии апрельской премьеры «Момо» что бы Вы хотели сказать новосибирским зрителям?

 Приходите с нами пожить, подумать и почувствовать. А также посмотреть, получилось ли у нас рассказать историю внятно. Мы ждём от вас доверия, внимания и открытости. Для меня будет большой радостью, если после нашего спектакля кому-нибудь захочется прочитать замечательную книгу Михаэля Энде «Момо».